Вячеслав Костиков. © / АиФ

На крайней встрече G20 В. Путин сделал упор на экономических и соц последствиях бедности. А глава Счётной палаты А. Кудрин заявил на деньках, что по итогам 2020 г. число бедных в рф возрастёт на 1 млн.

Дискуссия по данной для нас дилемме очевидно выходит на новейший уровень.

Дело не в том, что тема бедности была закрытой. О ней гласили. Но вроде бы «под сурдинку», с намёком на то, что на фоне больших достижений государственного развития бедность не является главный неувязкой страны. В дискуссии по поводу бедности преобладали сдержанность и официальный оптимизм. «Преодолели застой, возвратили стране чувство величия, вселили в люд чувство оптимизма. Победим и в борьбе с бедностью» — такой был общий настрой. Региональная бедность затушёвывалась местными властями. Это давнишняя изюминка Рф: посылать в центр отличные анонсы. «Рапорты о победах», — как гласили в СССР. Традиция не поменялась.

Невзирая на то что в крайние 2–3 года социсследования фиксировали понижение доходов населения, тема бедности оставалась вроде бы за кулисами огромных событий. Официального запрета не было, но на телеэкраны, которые в главном и сформировывают «публичное мировоззрение», её не выпускали.

И создавалось воспоминание, что бедность осталась кое-где в прошедшем. Буквально так же русская пропаганда с наслаждением культивировала образ бедности при королевском режиме. В кино показывались кадры со сценами жизни обычного народа до революции. В школах ведали о страданиях малеханького человека. И создавалось воспоминание, что чуток ли не вся Наша родина прогуливалась в лаптях, в старенькых зипунах да заношенных шинелях и подпоясывалась бечевой. Назубок заучивались стихи Некрасова:

Выдь на Волгу: чей стон раздаётся
Над великою российской рекой?
Этот стон у нас песней зовётся —
То бурлаки идут бечевой!..

Школьников на экскурсии в Третьяковку непременно подводили к картинам художников-передвижников, на которых с пронизывающим душу реализмом были запечатлены сцены страданий народа. Вспомним именитый «Крестный ход в Курской губернии» И. Репина.

Наша родина, Нижний Новгород. 1880-е гг. Бедность из далёкого прошедшего. Фото: Андрей Карелин

«Арматура пролетариата»

Русская пропаганда издержала много усилий, чтоб внушить обычному человеку, что бедность — это одна из язв капитализма вместе с безработицей, эксплуатацией трудящихся и бесправием. Картины русской бедности замалчивались. Отдельные её проявления трактовались как наследство прошедшего. Фактически, неувязкой бедности в СССР и не занимались. Ценностью были темпы промышленного роста, военное стройку, помощь развивающимся и братским социалистическим странам, победы в мироздании. Стояла задачка догнать и перегнать Америку. По поводу что в русские времена прогуливался таковой смешной рассказ:

Приезжает Хрущёв на завод пообщаться с рабочими.
— Мы, товарищи, скоро не только лишь догоним, да и перегоним Америку.
Глас из толпы:
— Догнать Америку мы, Никита Сергеевич, согласны. Лишь перегонять не нужно.
— Это почему?
— А нагой зад видно будет.

Одна из немногих попыток замерить уровень жизни народа была предпринята в рамках Госплана РСФСР в 1965 г. Результаты оказались удручающими и были засекречены. Числа стали «проникать» в прессу только во времена Горбачёва. Оказалось, за чертой бедности в СССР жили 40% населения — по последней мере, так утверждали «перестроечные» социологи и историки.

«Микояновские котлеты»

В 1990-е выяснилось также, что очень неравномерным в Русском Союзе был и уровень употребления самых нужных товаров, а мяса, рыбы и яиц в бедных семьях ели в 4–5 раз меньше, чем в семьях с высочайшими доходами. При всем этом свойство мясных товаров часто было очень низким. Мясо на костях, продаваемое в магазинах, в народе называли «арматурой пролетариата». Как не так давно говорил «АиФ», в 1936 г. по инициативе тогдашнего наркома пищевой индустрии в стране начали создание котлет, получивших потом прозвище «микояновских». Начальный рецепт был взят у южноамериканского гамбургера. А. Микоян попробовал его во время пребывания в Нью-Йорке и восхитился его вкусом и простотой изготовления, также возможностью торговли прямо на улице. Рецепт котлеты из консистенции говяжьего и свиного фарша, масла, специй и лука одобрил сам Сталин. Стремительно был запущен 1-ый завод. И «микояновские котлеты» воспользовались у москвичей фуррором. Создание рассчитывали довести до 1–2 млн в денек. Но стремительно столкнулись с нехваткой мяса. Стали добавлять хлеб. В конечном счёте доступные для народа котлеты наполовину состояли из хлеба и сделались неотклонимой составной частью меню русских столовых. Я помню, как один из моих сокурсников на спор съел в студенческой столовой МГУ 20 таковых котлет. Вот лишь сколько в их было мяса?Лично мне понятно только о одной попытке СССР каким-то образом сгладить бедность. Называлась она «мероприятиями по ликвидации малообеспеченности рабочих и служащих». Разработкой документа занимались в ЦК КПСС. Устранить «малообеспеченность» предполагалось за пятилетку в период 1966–1970 гг. Документ, естественно, был засекречен. А попытка не удалась. Получится ли одолеть бедность на данный момент?

Неоглядное будущее

Как говорят социологи, большенному числу людей сейчас хватает средств только на питание и на самую ординарную одежку. Людей в особенности возмущает подорожание фаворитных товаров, которые выполняются у нас в стране: гречка, сахар, молоко. В народный быт ворачиваются практически позабытые перловка и пшёнка. Понижается потребление мяса, рыбы, овощей. Это, естественно, сказывается на настроениях. Судя по недавнешнему опросу ВЦИОМ, любой четвёртый обитатель Рф считает, что живёт в бедности. Мечта Бориса Годунова осчастливить люд благодеяниями сверху опять, похоже, откладывается «в неоглядное будущее»:

…Я задумывался собственный люд
В довольствии, во славе успокоить,
Щедротами любовь его снискать —
Но отложил пустое попеченье:
Жива власть для черни ненавистна,
Они обожать могут лишь мёртвых.

Настораживает обозначившаяся в крайние годы изюминка, которую социологи именуют «новейшей бедностью». Речь о бедности семей, в каких глава семьи работает. В особенности это касается семей с 2-мя и наиболее детками. Да, правительство старается им посодействовать, но выделяемых относительно маленьких средств почти всем не хватает. Статистика меж тем, как и в русские времена, щеголяет данными о «средней заработной плате». Доносят чуток ли не о 80–100 тыс. руб. за месяц. А в действительности (в особенности в регионах) людям платят по 20–30 тыс. Я не могу осознать, почему власть не закончит этот затянувшийся обман со «средней заработной платой», про которую нам говорят бюрократы. Слушая их, одни смеются, остальные рыдают. Как-то услышал в общении: необходимо, мол, назначить ответственного по стране за среднюю заработную плату и любой месяц устраивать ему на Красноватой площади публичную порку.

Новенькая бедность — это, естественно, не та бедность, когда людям нечего есть либо нечего надеть. Речь идёт о бедности, которая ограничивает доступ к, чудилось бы, уже обычным соц и культурным благам — к образованию, культуре, нормальному жилью, к неплохой медицине и лекарствам. И, как молвят социологи, — к будущему. Общество практически поровну делится на две группы: тех, кто ощущает уверенность в дальнейшем, и тех, кто не лицезреет и не осознает его. И всё почаще в разумах людей возникает вопросец даже не о качестве власти (сегодняшнюю власть считают нехороший всего 8% опрашиваемых), а о качестве страны. Но каким обязано быть «не плохое правительство», похоже, в стране не осознает никто — ни население, ни власть. Отсюда и отсутствие реформ. Ситуация, которую выявил коронавирус в Америке и Западной Европе, масштабы уличных протестов, раскол США по итогам выборов, — всё это еще наиболее запутывает вопросец о выборе модели страны. Куда идти? С кого брать пример? Эти вопросцы всё почаще звучат в публичном пространстве. Пока не на улицах. Пока в головах. Необходимо ли доводить ситуацию до требований публичной порки на Красноватой площади?

Подробнее на aif.ru

Добавить комментарий