Николай Кутлер©К. Фишер/Matteo Omied/Vostock Photo

«Более деловой сотрудник во время управления мною деньгами империи и как человек очень приличный», – гласил о нем именитый королевский министр Витте. «Ценный человек, один из более активных работников по оздоровлению нашего валютного воззвания», – писал о нем спустя десятилетие глава уже русских денег нарком Брюханов.

«Ценный человек» Николай Кутлер – внук вестфальского дворянина, бежавшего в Россию от французской революции, – занимался управлением деньгами и при царе, и в СССР. Выпускник Столичного института, он еще в XIX в. сделал блестящую карьеру бюрократа налогового ведомства. В бурном 1905-м, к началу первой российской революции, стал заместителем сходу 2-ух министров – глав МВД и Минфина.

Потом, когда высшая власть решила умеренными реформами понизить остроту земляного вопросца и унять волнения фермеров, конкретно Кутлер возглавил два больших госбанка королевской Рф – Дворянский и Крестьянский земляные банки. С конца 1905 года Кутлер в ранге министра стал «главноуправляющим землеустройством и земледелием» всей большой империи.

Усмотрительные пробы Кутлера реформировать систему (к примеру, переложить часть поземельных налогов с фермеров на помещиков) привели его к конфликту с ограниченной бюрократией. Он уходит с больших постов в умеренную оппозицию – становится одним из управляющих партии кадетов, конституционных демократов, и избирается в Госдуму.

Королевский министр денег Коковцов позже вспоминал, как опосля отставки Кутлер сетовал ему, что «на пенсию в 6000 рублей может лишь жить с протянутой рукою». Для 99% людей той эры таковая сумма была реальным богатством, но привыкшему к высочайшим постам бывшему бюрократу от денег она казалась бедной. Вообщем, Кутлер стремительно нагнал личные утраты, став членом правления 2-ух больших коммерческих банков – Учетного и Азовско-Донского.

Февральскую революцию 1917 года либерал Кутлер повстречал с умеренным энтузиазмом, в осеннюю пору того года даже избрался в Учредительное собрание. В октябре еще одну революцию, уже четвертую в его судьбе (если считать от французской, заставившей предка бежать в Россию), он повстречал воинственно.

В декабре 1917 года его 1-ый раз арестовала русская власть – конкретно Кутлер организовал направленную против большевиков стачку банковских служащих. Но в январе 1918-го банкира освободили, с ним лично повстречался Ленин. Глава русского страны, до революции много изучавший русскую экономику, считал бывшего королевского министра одним из наилучших профессионалов в области денег.

В годы Штатской войны Кутлер еще пару раз арестовывался чекистами, но из страны не бежал. Наиболее того, прошлый глава Дворянского банка стал одним из основных консультантов Народного банка РСФСР. С концом эры «военного коммунизма» конкретно Николай Кутлер занялся реформой и восстановлением русских денег. Уже в 1922-м бывшего замглавы королевского Минфина планировали назначить заместителем наркома (министра) денег СССР, предназначение не состоялось лишь из-за решительного возражения Дзержинского.

65-летний Николай Николаевич Кутлер скончался от инфаркта в 1924 году прямо в собственном кабинете для работы члена правления Госбанка СССР. Похороны бывшего королевского министра русская власть провела по высокому уровню, с праздничным маршем и знатным караулом. Перед гробом бывшего главы Дворянского банка несли венок со словами: «Пролетариат тебя не забудет».

Умопомрачительный факт – и русская пресса, и все газеты российской эмиграции, обычно полярные во воззрениях, дружно откликнулись на погибель Николая Кутлера прочувственными некрологами. «На склоне лет предназначил силы возрождающемуся пролетарскому государству. Он погиб, как погибают герои труда, на собственном рабочем посту», – писала основная русская газета «Правда». И ей вторила газета «Крайние анонсы», издававшаяся в Париже белоснежными эмигрантами: «Кутлер при Николае II и при Ленине служил государству как «спец» – и служил конкретно Рф, а не личности правителя».

 

Добавить комментарий