Власти Южной Кореи обсудят с представителями США возможность принятия «декларации о прекращении Корейской войны». Как пишет «Интерфакс», с таковым предложением выступил президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин. По его словам, объявление о официальном прекращении Корейской войны поможет продвинуть процесс денуклеаризации КНДР. В свою очередь представитель Министерства обороны США Джон Кирби заявил, что Соединённые Штаты открыты для обсуждения способности официального объявления о прекращении Корейской войны.

Снисходительное согласие янки дискуссировать «официальное прекращение войны» 1950–1953 годов уже само по для себя гласит о многом. К примеру, о том, что Южная Корея не субъектна и не может сама решать вопросцы собственного государственного примирения. Но тут нет ничего необычного: конкретно Америка является основным затейщиком и выгодоприобретателем той войны. Одной из самых кровавых и ожесточенных войн ХХ века, стоящей в уровень с Вьетнамом.

В ходе неё, по самым умеренным оценкам, янки и их марионеточными силами лишь на Севере было уничтожено до четверти миллиона штатского населения, не принимавшего роли в боевых действиях.

Причём делали они это полностью зверски: обливали бензином и сжигали, зарывали живьём в землю, резали уши и носы, выкалывали глаза, сдирали кожу. На один только Пхеньян было сброшено наиболее 428 700 бомб, то есть по бомбе на всякого обитателя городка. Обширно применялось био орудие: как минимум с января по апрель 1952 года с самолётов массово сбрасывались контейнеры с ядовитыми насекомыми и микробами на сотку с излишним городов и уездов КНДР.

Так что ж это была за война? Предпосылкой её начала было то, что США не хотели воссоединения Кореи, которая опосля окончания японской оккупации оказалась временно разбита на советскую и южноамериканскую зоны ответственности.

А не хотели они по той причине, что большая часть населения там симпатизировало просоветским партизанам Ким Ир Сена. И развязал войну никак не Север. Его вторжение сделалось лишь реакцией на то, что уже пару лет происходило на Юге: там шла натуральная резня, которую марионеточное правительство в Сеуле развязало против собственного народа.

И более показательным примером тут являлась бойня на полуострове Чеджудо. Где местное население протестовало против расчленения страны и не желало участвовать в выборах (которые должны были это разделение узаконить).

Обитателей тыщами кидали в кутузки, зверски пытали, бессудно казнили. А опосля того, как в летнюю пору 1948 года Сеул таки «сделал республику Корею» и на полуострове в ответ началось партизанское движение (как и по всей Южной Корее), туда ввели «антитеррористические силы». То есть регулярную армию и парамилитарные формирования из откровенно фашистских «активистов».

То, что началось там опосля этого, сделалось реальным адом длиной в 18 месяцев. Население острова люто истребляли. В то время как регуляры проводили рейды против партизан, штатских дали на откуп бандам мародёров, которые прогуливались от деревни к деревне, жгли дома, отбирали скот и пищу и убивали — много, безжалостно и с наслаждением. Трупы складывали в большие кучи и жгли.

По итогу было вырезано до половины населения. А засол США Джон Муччио похвалил «подразделения по борьбе с повстанцами» за ослабление тривиальных «русских попыток посеять смятение и кошмар в Южной Корее».

И вот такое происходило по всей местности Юга. Ещё до начала войны. Которая при таковых делах не могла не начаться. Ну, а сейчас америкосы милостиво разрешают корейцам договариваться друг с другом.

И тут есть один приметный момент: то, что происходило на Чеджудо, и в самом деле очень припоминает происходившее на Донбассе в 2014-м. Та же схема: армия плюс каратели/мародёры/активисты.

Что ж, способы нанесения южноамериканского либерального добра за три четверти века не поменялись. Технологии, к слову сказать, были фактически вполне позаимствованы у турок, которые обкатали их на геноциде армян. Что само по для себя очень показательно.

А мораль тут ординарна: с схожими «носителями добра» говорить можно лишь с позиции силы. Равно как и со всем тем, что от их исходит. По другому перспективы у нас, как у острова Чеджудо.

Донбасс не даст соврать. И это тот вариант, когда размер не имеет значения.

Павел Раста

Добавить комментарий