Чтоб цифровой юань стал мировой валютой, нужно, чтоб и Веб стал китайским

Я уже не один раз писал о том, что ведущие центробанки мира врубились в гонку по созданию официальных (государственных) цифровых валют. Их время от времени именуют криптовалютами центральных банков, так как создание и воззвание таковых валют обязано основываться на использовании технологий blockchain (цепочки распределенных реестров), которые легли в базу личных криптовалют типа биткойн. Но если в личных цифровых валютах разработка blockchain обеспечивает анонимность участников сделок, то в случае с официальными цифровыми валютами центральные банки как денежные регуляторы хотят прослеживать все транзакции и всех их участников. Потому термин «криптовалюта» применительно к официальным цифровым деньгам не корректен. Вернее их именовать цифровыми средствами без приставки «крипто».

Крайним Центробанком (из основных), кто включился в гонку по созданию официальных цифровых валют, стала Федеральная запасная система США. Валютные власти США (ФРС и Казначейство) от категорического неприятия цифровых валют сначала 2020 года перебежали к активной поддержке проекта сотворения цифрового бакса.

Некие специалисты разъясняют таковой разворот в позиции США тем, что Вашингтон ощутил опасность, которую несёт баксу проект сотворения цифрового юаня в Китае. А там мысль сотворения цифрового юаня стала формироваться посреди текущего десятилетия. Некое время разработка китайского проекта была засекречена, а официально о нём было объявлено в 2018 году. У Китая уже имеется неплохой задел, и Пекин рассчитывает, что страна станет первой в мире в деле пуска государственной цифровой валюты.

Пекин издавна вынашивает планы создать юань мировой валютой, которая бы обошла бакс США и евро. На эти валюты приходится основная часть интернациональных резервов в мире, расчетов по интернациональной торговле, операций на денежных рынках и т. п. Определенные успехи в повышении интернационального статуса юаня у Пекина есть. Китай много лет добивался того, чтоб МВФ признал юань запасной валютой (валюты, входящей в корзину валют, на базе которой определяется курс особых прав заимствования – СДР). В 2015 году совет директоров МВФ проголосовал за включение юаня в корзину СДР, а с 2016 года это решение вступило в силу. Юань стал запасной валютой, но лишь де-юре, а не де-факто. До сего времени ни один Центробанк мира, кроме Банка Рф не имеет сколь-нибудь огромных сумм юаня в составе собственных интернациональных резервов. По данным МВФ, на конец первого квартала 2020 года толика отдельных валют в интернациональных резервах всего мира составляла (%): бакс США – 61,99; евро – 20,05; японская иена – 5,70; английский фунт стерлингов – 4,43; китайский юань – 2,02.

Не удалось юаню и потеснить ведущие валюты в качестве средства интернациональных расчетов. Вот крайние данные о денежной структуре расчетных операций, проходящих через систему SWIFT. В августе 2020 года толика бакса США составила 38,77% против 38,99 % в августе 2018 года. Как лицезреем, бакс США, невзирая на неизменные призывы управляющих стран и валютных властей остальных государств к вытеснению американской валюты из интернациональных расчетов, собственных позиций за крайние два года не утратил. Приведу числа по иным валютам (за август 2020 г. и август 2018 г.; %): евро – 36,46 и 34,71; английский фунт стерлингов – 7,00 и 7,35; японская иена – 3,46 и 3,44; китайский юань – 1,86 и 2,04 Как лицезреем, китайский юань не смог укрепиться, его толика в интернациональных расчетах даже снизилась за два года на 0,18 проц. пт.

Неким профессионалам кажется, что Пекин при помощи цифрового юаня желает создать «ход жеребцом». Эти специалисты считают, что основная его цель – стать основным средством интернациональных расчетов. Сейчас большая часть интернациональных расчетов (при этом не только лишь в баксах США) контролируется Вашингтоном.

До этого всего, это система Fedwire, через которую проходят все баксовые транзакции. Даже если, к примеру, две компании в Рф производят меж собой расчеты в баксах США, они непременно должны проходить через систему Fedwire, находящуюся в американской юрисдикции и управляемую ФРС.

Еще одна имеющая огромное международное значение система – CHIPS (Clearing House Interbank Payments System). Это система межбанковских электрических клиринговых расчетов, которая создана для больших переводов. CHIPS – личная телекоммуникационная клиринговая палата, находящаяся в юрисдикции США.

В конце концов, популярная всем система SWIFT (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications) – Общество глобальных межбанковских денежных каналов связи. Хотя оно записанно в европейской (бельгийской) юрисдикции, но Вашингтон довольно отлично контролирует эту систему. К примеру, США заблокировали банковские транзакции Ирана через SWIFT. Уже пару лет Вашингтон угрожает этим же самым Рф и неким иным странам, в том числе Китаю. Эти опасности и стали для Пекина катализатором, ускорившим разработку цифрового юаня. Хотя Пекин это не афиширует, цифровой юань ему нужен конкретно для интернациональных расчетов, чтоб выйти из-под дамоклова клинка американских санкций. Поэтому что в проекте цифрового юаня важны, до этого всего, каналы, по которым данная валюта может двигаться. А это каналы Веба. Пекин рассчитывает, что этими каналами поторопятся пользоваться и остальные страны, для что им нужно будет избрать в качестве валюты расчетов цифровой юань. Особенный энтузиазм к цифровому юаню уже на данный момент проявляют находящиеся под экономическими санкциями Вашингтона Наша родина, Иран, КНДР. Броско, что полное заглавие проекта Народного банка Китая – Digital Currency / Electronic Payment (Цифровая валюта / Денежные платежи).

Вашингтон нервничает по поводу китайского вызова. Весьма резонансным сделалось заявление главы базирующейся в Пекине вкладывательной компании Sino Global Capital Мэтью Грэма (Matthew Graham), изготовленное в июле этого года. Цифровая валюта Центрального банка Китая сумеет составить конкурентнсть баксу, заявил Мэтью Грэм. По его словам, внедрение правительством КНР новейших технологий в финансовую систему дозволит избавиться от гегемонии американской валюты.

Основным разрабом проекта цифрового юаня является Народный банк Китая (НБК), заключивший в рамках этого проекта соглашения с 4-мя муниципальными банками: Промышленный и коммерческий банк Китая (ICBC), Строительный банк Китая, Сельскохозяйственный банк Китая и Банк Китая. К реализации проекта привлечены также три телекоммуникационные компании – China Telecom, China Mobile, China Unicom и популярная ИТ-корпорация Huawei. Упомянутые госбанки конвертировали часть собственных депозитов в Центральном банке в цифровые валюты и обусловили сектора экономики для ее продвижения; на банки также легло тестирование кошельков для хранения цифровой валюты. Разработки осуществляются в сотрудничестве с операторами платежных систем Alipay и WeChat. В мае 2020 г. Народный банк Китая в рамках пилотной программки ввёл в 4 регионах страны национальную цифровую валюту (выплаты заработной платы, оплата продуктов и услуг). В тестировании цифрового юаня, как докладывают китайские СМИ, задействованы 19 розничных компаний из сфер публичного питания, ритейла и развлечений. В их число входят Starbucks, McDonald’s, Subway и интернет-магазин JD. Пилотные тесты цифрового юаня будут также проводиться в процессе зимних Олимпийских игр 2022 года в Пекине.

Вообщем, некие специалисты колеблются, что наполеоновские планы Китая по превращению юаня в мировую валюту, способную потеснить бакс, будут реализованы в наиблежайшее время. Дело в том, что Пекин рассчитывает продвигать цифровой юань в мире на базе Веба, а Веб – проект вначале южноамериканский, до сего времени управляемый ведущими южноамериканскими ИТ-корпорациями.

Отметим, что, что в юрисдикции США находятся 11 из 18 глобальных сетевых операторов, которые составляют так именуемый клуб Tier1. Участники клуба Tier1 – операторы и обладатели инфраструктуры огромнейших сетей, опорных для всего глобального Веба (к примеру, Level3 Communications, AT&T, Sprint, Verizon Business, Cogent Communications и т. д.). Неповторимая черта членов клуба Tier1 в том, что по мере развития глобальной сети эти компании, оказавшись наикрупнейшими операторами сетевой инфраструктуры, образовали меж собой прямые связи на базе соглашения, напоминающего картельное. Чтоб цифровой юань вправду стал мировой валютой, нужно, чтоб и Веб стал китайским. Либо рядом с сегодняшним Вебом возник бы параллельный китайский Веб, обхватывающий всю планетку. Но мировое интернет-пространство контролируется Соединёнными Штатами, китайская же цифровая конкурентность для Вашингтона неприемлема как в сфере соц сетей либо цифровых сервисов (мессенджеры, поисковые машины, видео и др.), так и в сфере интернациональных расчетов.

Вкупе с тем перспективы перевоплощения цифрового юаня в региональную либо коллективную валюту группы государств полностью настоящи. Для этого нужно создание регионального либо коллективного (в рамках группы государств, к примеру группы БРИКС) Веба. У Китая для этого все есть способности, ведь в КНР с 2003 года работает суверенный (автономный от мирового) Веб «Золотой щит» («китайский Файервол»).

В том, что Пекин в наиблежайшие 2-3 года вправду начнет полномасштабную эмиссию цифрового юаня, ни у кого сомнения нет. Но, быстрее всего, что воззвание его практически не будет выходить за границы Китая. Перспективы приметного замещения в мировой денежной системе в течение наиблежайшего десятилетия бакса США цифровым юанем маловероятны.

Фото: REUTERS/Dado Ruvic

Добавить комментарий