Очередное принципиальное дополнение к разговору о обещании Путина абсолютно решить делему жилища в Рф. Тут нужно коснуться одной наиважнейшей трудности, масштабы которой даже тяжело оценить. Вот что докладывает «Независящая газета»: «Около 80% жилища у нас приходится на старенькый фонд». Т.е. подавляющее большая часть населения живет в старенькых домах с разной степенью износа.
С.Г. Расправа-Мурза пишет: «Старение жилищного фонда Рф, резвый переход его в категорию ветхого и аварийного ставит под опасность даже физическую сохранность почти всех обитателей Русской Федерации. По данным Росстроя, на 2005 г. общий износ главных фондов в ЖКХ составил наиболее 60%, а четверть главных фондов уже вполне отслужила собственный срок. Процесс идет безостановочно и с убыстрением, нет никаких надежд на то, что он вдруг сам собой остановится и повернет назад. Но все глядят на это флегмантично, не решают действий, соизмеримых масштабу опасности, и не пробуют составить разумное представление о ней. Никто даже не делает успокаивающих заявлений, пусть неверных. В их нет необходимости, ибо в обществе нет беспокойства».

У власти есть определенный энтузиазм. Судя по всему – ей все равно, она не связывает никаких длительных интересов с «данной для нас государством» и «сиим популяцией». Высасывать из местности средства – вот что принципиально. Но очень характерен паралич (полное отсутствие произвольных движений) самого народа, кого эта, всегда нарастающая и усугубляющаяся, неувязка касается самым конкретным образом. Как же глубок этот смертельный сон, в какой погружен наш люд! Люди живут в домах, чье состояние разумеется, это не какая-то отвлеченная неувязка, не призыв к высшим ценностям. Это то, что можно именовать самым близким, шкурным энтузиазмом. Но люди лицезреют разрушение собственных домов и не реагируют. Они дремлют. Либо они уже мертвы, остались только самодвижущиеся тела-оболочки?
А власть этому сну всячески содействует, она напевает это смертельное «баю-баюшки-баю». Делему аварийного и ветхого жилища так закапывают и запутывают, что осознать трагичность ситуации нереально.
С.Г. Расправа-Мурза пишет: «По данным Госкомстата, в Русской Федерации на конец 2001 года было 90 млн. кв. м аварийного и ветхого жилища либо 3,1% всего жилфонда Русской Федерации. Запомним эту величину. Опосля этого Госкомстат длительно не публиковал данных о аварийном и ветхом жилище. Но о динамике старения говорилось в документах и заявлениях официальных лиц. Так, председатель Госстроя Русской Федерации Н. Кошман 8 апреля 2003 г. сказал прессе, что в 2002 году «в состояние ветхого и аварийного жилища перебежало 22 миллиона квадратных метров».

9-11 февраля 2004 г. Госстрой Рф, Министерство жилищного строительства и городского развития США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и Глобальный банк провели в Дубне интернациональный семинар «Ипотечное жилищное кредитование». В пресс-релизе семинара сказано, что «ветхий и аварийный фонд раз в год вырастает на 40%». Обычный подсчет указывает, что если скорость старения опосля 2001 г. принципно не поменялась, то к концу 2006 г. категория ветхого и аварийного жилища обязана была бы составить около 400-500 млн. кв. м либо 14-16% всего жилфонда Русской Федерации. Ведь масштабы сноса ветхих домов весьма невелики. Счетная палата отмечает в 2005 г.: «Ликвидировано за обозначенный период [2002-2004 гг.] ветхого и аварийного жилищного фонда 630,4 тыс. кв. м при плане 2406,0 тыс. кв. м, выполнение составило 26,2%». За три года снос 0,63 млн. кв. м, величина пренебрежимо малая.
В следующие годы ветшание как физический процесс не закончилось и не замедлилось — объемы серьезного ремонта не возросли, снос ветхих спостроек был незначимым. Износ «замедлился» в итоге конфигурации методики учета Правительством.
В таблице Госкомстата мы лицезреем, что опосля 1999 г. начался резкий рост размера ветхого и аварийного жилища — 50 млн. кв. м в 2000 г. и 90 млн. в конце 2001 г. Но опосля 2001 г., прямо до реального времени, фактически никакого прироста этого размера как как будто не происходит. Как аудиторы Счетной палаты могли не увидеть этого необычного явления? Как мог за эти годы тормознуть процесс ветшания старенькых домов?

Навязывается такое разъяснение. Резкое изменение динамики старения жилищного фонда, в каком пороговой точкой стал 1999 год, побудило правительство пересмотреть аспекты отнесения жилых домов к группы ветхих и аварийных. Это было оформлено Постановлением Правительства Русской Федерации от 4 сентября 2003 года N 552 «О утверждении Положения о порядке признания жилых домов (жилых помещений) непригодными для проживания».
Маскировка действительности не вызывает никакой реакции общества при самых различных подходах к дилемме ЖКХ. … В Рф раз в год должен проводиться серьезный ремонт 4-5% фонда. Но в течение крайних лет ремонтируется около 0,2% городского жилищного фонда в год — в 20-25 раз меньше нужного. Накопленное отставание громадно, и сейчас произвести оплату ремонт не под силу ни государству, ни популяции. Деградация жилищного фонда стала мощным неумолимым действием, который не удается затормозить».
Это состояние усугубляющегося кризиса, в который погружает Россию власть, припоминает погибель под наркозом. Бодренькие рапорты первых лиц о неслыханных достижениях подкрепляют все огромным манипулированием со статистикой, создающей призрачную картину все наиболее дальную от действительности. И сонные, спящие люди не лицезреют той смерти, что уже склонилась над ними… Все в смертном сне, в мороке. Отдельные тревожные звоночки звучат время от времени в печати, но они уже не могут никого пробудить. Люди готовы умереть. А трагедия с жилищным фондом становится необратимой, она воспринимает такие масштабы, что ее при желании нереально будет решить.

Статья из «Независящей газеты» от 14.03.2014 г. под заголовком «Бюрократы не успевают расселять аварийные дома». В ней говорится: «Невзирая на звучные обещания, неувязка аварийного жилища в Рф не решается, а лишь обостряется. Площадь домов, находиться в каких небезопасно для жизни, вырастает в стране из года в год. Делему расселения людей из ветхого и аварийного жилища получится решить за 5 лет, обещал в 2007 году спикер Госдумы и тогдашний фаворит единороссов Борис Грызлов. «Мы сможем решить эти вопросцы за 5 лет. Такие обязательства партия «Единая Наша родина» на себя взяла», – убеждал глава правящей партии. По сути за эти 5 лет площадь аварийного жилища не сократилась, а выросла.

Напомним, что аварийным признается дом, жить в каком просто небезопасно – другими словами в нем могут обвалиться стенка, пол либо потолок. Не считая аварийного еще есть и ветхое жилище – это каменные дома с износом выше 70% либо древесные с износом выше 65%. По официальной статистике, площадь ветхих домов в Рф в три-четыре раза больше, чем аварийных. А так как жилой фонд в стране практически не обновляется, то толика ветхого и аварийного жилища повсевременно возрастает. С 1990 года площадь аварийного жилища выросла приблизительно в семь раз. А площадь ветхого – утроилась. При всем этом официальная статистика аварийного жилища почему-либо серьезно расползается с теми цифрами, которыми оперирует правительство. Спецы Росстата подразумевают, что заниженные правительственные данные объясняются тем, что министры оперируют площадью тех домов, для сноса которых нашлись экономные средства. Но даже при таком допущении трудно разъяснить, почему правительство заявляет о «ликвидации аварийного жилищного фонда». Ведь никакой ликвидации по сути не предполагается. «Около 80% жилища у нас приходится на старенькый фонд. Огромное количество домов находится в очень плачевном состоянии. И с годами дома лучше не стают. Ведь их реконструкцией фактически никто не занимается, в отличие от той же Европы. Потому особенных сдвигов в решении трудности ветхого жилища нет», – отмечает гендиректор компании «Метриум Групп» Мария Литинецкая»».
Вот еще сообщение от 2019 года: «В 2018 году общая площадь аварийного жилищного фонда достигнула рекордного значения, докладывает Росстат в отчете за 11 сентября». Трагический процесс идет безпрерывно. Какое кардинальное решение трудности жилища в обозримом будущем узрел Путин? Мы станем жить в норах? Любому россиянину по норе в прелестной путинской Рф? А чем хороша нора – она просто преобразуется в могилу, прямо по месту проживания. Люд перебегает в мемориальное состояние не приходя в сознание.

Добавить комментарий