Невзирая на запреты в связи с коронавирусом и обычно летние настроения, оппозиционная активность населения в Рф в летнюю пору 2020 года на высочайшем уровне: митингует всеполноценно Хабаровский край и население, недовольное баснословными цифрами поддержки поправок в конституцию. Оба митинга были вызваны топорными действиями Кремля.

Хабаровский край, где на улицу в поддержку собственного губернатора вышло до 45 тыщ человек, митингует уже не первую недельку. Притом даже подмена 1-го члена ЛДПР (Либерально-демократической партия России — официально зарегистрированная политическая партия в Российской Федерации) на другого не отдала свои плоды. Хотя необходимо осознавать, что для Фургала Хабаровский край — родина, а Дегтярев — пришлый варяг с очень дальним управленческим опытом работы, связанным в основном с вопросцами спорта. Да и сама отставка Фургала вызвала необычный резонанс вследствие нескольких обстоятельств:

— кандидат не от «Единой Рф», который собственной политикой экономии на бюрократах бросил вызов классической путинской модели откармливания бюрократии. Победа ему досталась во втором туре выборов в 2018 году, люд утомился от бездельничания единороссов и сумел своим выбором показать, что страна нуждается в переменах. К слову, за всю историю Рф недозволено вспомянуть ни 1-го митинга в поддержку губернатора-единоросса, которого Кремль так же сдвинул по тем либо другим причинам, а это уже о многом гласит;

— губернатора убирают не по традиционной причине коррупции, наверное в этом трудно было обвинить человека, который боролся с высочайшими доходами и снизил для себя зарплату с 1,4 млн до 400 тыщ, а по причине убийств, типо совершенных в начале 2000-х. Притом, как заявил Трутнев, до этого Фургала никто не инспектировал, мол, пока человек занимает пост депутата Гос Думы, никакие проверки и не необходимы. Жутко представить, сколько еще возможных по таковой логике убийц и воров посиживают в Гос Думе и Совете Федерации, ведь до этого Фургал 10 лет был депутатом Гос Думы!

— демонстративный арест происходит скоро опосля того, как Хабаровский край провалил мотивированную установку по явке на голосовании по поправкам: 44,22% заместо 68% средних по стране. И это на фоне падения рейтинга президента в крае и роста рейтинга самого губернатора. Недаром посреди девизов в защиту Фургала скандировали «Путин-вор» и прочее, демонстрирующее недовольство народа политикой бессменного фаворита.

По всей видимости Кремль некое время не особо заинтересовывал губернатор, он не достаточно реагировал на жалобы заинтересованных лиц, но вот провал по конституции отдал толчок, в итоге сходу несколько заинтересованных сторон смогли достучаться до президента:

— региональные бюрократы, недовольные сокращением заработных плат и пенсий, которое провел Фургал. Это лишь Путин подписывает указы о росте заработной платы федеральным бюрократам в этом году на 3%, увеличивает пенсии военным и МВД (Министерство внутренних дел — орган исполнительной власти, правительственное учреждение, в большинстве стран, как правило, выполняющий административно-распорядительные функции в сфере обеспечения общественной безопасности), а Фургал действовал в разрез интересов региональной элиты;

— небезызвестные братья дзюдоисты, которые с помощью ареста наконец получили возможность отжать те самые недостающие 25% «Амурстали» (ими обладает семья Фургала), чтоб стать всеполноценными обладателями завода, поставляющего сталь на весь Далекий Восток. Притом тут очень туманные цели: то ли пустить завод с молотка, а конкретно это происходит с момента заполучения ими 25% толики Мистрюкова, который попал под арест в 2019 году, где и отдал показания против Фургала. То ли реализовать китайцам, попытка чего же уже предпринималась в 2018 году, но без одобрения Мистрюкова и Фургала не прошла. То ли стать поставщиками стали при мегастройках, к примеру, строительстве моста на полуостров Сахалин. Разумеется, что конкретно братья, владеющие заводом через собственного приближенного, были главными интересантами этого дела. К слову, СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) еще в весеннюю пору писали, что на Мистрюкова оказывается давление, заставляют его отдать показания против других лиц, возможно, что даже против самого губернатора.

— не был интересантом, но и мешать не стал фаворит ЛДПР (Либерально-демократической партия России — официально зарегистрированная политическая партия в Российской Федерации). Это лишь на публику звучали слова о выходе партии из Думы, на деле уже было согласовано, что новейший губернатор — это непременно представитель ЛДПР (Либерально-демократической партия России — официально зарегистрированная политическая партия в Российской Федерации), как оказывается — обыденный технократ, дальний от Хабаровского края. Жириновскому решительно не было дела до самого Фургала, который не оправдал его надежд в части преданности партии: в 2019 году Фургал отказался поддерживать партию на выборах, заявив, что он не занимается политикой, это дело депутатов. Таковой удар по избирательной кампании возможно Жириновский не ждал, поэтому наиболее покладистый губернатор лучше того, кто объявил, что его партия — это Хабаровский край.

При всей очевидности сфабрикованности дела, бросаются в глаза очевидно несуразные деяния самих властей, направленные на несиловое угнетение протестов:

— игнорирование событий на федеральных каналах, Кремлем, который просто заявляет, что провокаций там не было, и ему понятен чувственный накал хабаровчан. При всем этом есть даже пробы выставить это движение как заблаговременно организованное — то ли Навальным, то ли Западом, в то время, как это спонтанное шествие людей, которые желают, чтоб всесущая Москва не вмешивалась в дела чисто региональные, а если быть четким, чтоб ручное управление не ограничивало волеизъявление народа, который уже 2-ой раз — в 2018 году и на данный момент по конституции сумел показать свою позицию;

— следствие убеждает, что есть неоспоримые подтверждения виновности Фургала, но идет речь лишь о показаниях, приобретенных от Мистрюкова в обмен на какие-то поблажки в отношении его личности. Органы всеми правдами и неправдами пробуют показать, что люд агитирует за правонарушителя, но финансовая подоплёка дела уже стала всем известна;

— население начинают запугивать ростом случаев болезней коронавирусом. Поначалу передавали ролики по телеканалам о угрозы распространения, позже возникла информация, что край лидирует по приросту ковидных случаев, а мэр Хабаровска, к слову единоросс, не один раз объявлял, что протесты небезопасны для здоровья. Не удивлюсь, если в качестве наказания край в итоге посадят на твердый карантин, лишив тыщи людей способности работать. А что, ведь Хабаровский край уже помнит репрессивные меры 2018 года, когда Кремль отреагировал на протестное голосование за неедросовского кандидата переносом столицы ДФО из Хабаровска во Владивосток;

— вдруг нежданно оперативники обезвредили банду, которая работала на международную террористическую компанию и готовилась совершить теракт во время протестов. Конкретно в Хабаровском крае, притом даже организация не конкретизировалась, просто интернациональная террористическая организация;

— в Муниципальную Думу занесли законопроект о 10 годах за нарушение территориальной целостности Рф. Как знать, может призывы «Я Мы Фургал» и будут расценены как пробы сепаратизма со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Остальные протесты — это выступление недовольных плодами голосования по поправкам. Но в столице, где силовики лояльнее и отлично прикормлены, подобные протесты удалось подавить стремительно, да и на руку сыграла идеологическая разобщенность — были как те, кто очевидно против обнуления, так и представители ЛГБТ, недовольные бутафорскими поправками в части семейных ценностей. Отсутствие фаворита, разобщенность, да и уже переработанные деяния Кремля не дозволили протесту развернуться в полную силу.

Протесты в Хабаровском крае проявили почти все: может Фургал и не был таковым красивым губернатором, как на данный момент молвят, может он и сделал совершенно мало, несопоставимо с тем, что необходимо было региону, но он отдал людям надежду на перемены, которых так хочет население. Даже не сами перемены как таковые, а призрачный лучик надежды в этом черном королевстве путинизма. Сама протестная активность, настолько несвойственная для летнего периода, уже гласит о том, что терпение народа на грани: страна хочет перемен, люди желают обычной жизни, а не неизменных обещаний и уверений, что все и так отлично. И если в будущем люд не увидит тех перемен, то не исключен сценарий, что вся Наша родина станет Хабаровским краем.

Людмила Кравченко

Добавить комментарий