О том, могут ли роботы и дроны заменить реальных художников и как самоизоляция повлияет на современное искусство рассказал искусствовед Дмитрий Озерков на вебинаре в школе Masters.

Читайте также
Нереальное искусство.В Петербурге представили уникальный для российской сцены формат – «нейротеатр»

Оптимизация искусства

Что происходит с современным искусством, когда выдающимися авторами становятся роботы? Около десяти лет ответ на этот вопрос ищет канадский режиссер Джон Рафман. Его проект «Девять глаз Google Street View» — это коллекция скриншотов с гугл-карт. Уличные фестивали, крупные дорожные аварии, мелкие ссоры прохожих в парке — эти снимки из 3 тыс. городов легко представить на любой фотовыставке.

Параллельно Рафман активно развивает тему человечества, которое начинает жить в интернете. Буквально. Этому посвящены его фильмы с полностью воссозданными в компьютере абсурдными и странными персонажами. Зритель в таком цифровом будущем может стать необязательным участником. Примеры на вебинаре в школе Masters привел искусствовед Дмитрий Озерков:

Эта тема мнимой реальности, обмана, маскировки – это тоже довольно важная история. История, связанная с новыми технологиями: как искусство мимикрирует под себя, как оно пытается быть похожим на что-то другое. Оказывается, что искусство может жить само собой, своей жизнью, и компьютер сам может создавать нам какие-то эффектные образы. Следующий шаг, который должен за этим состояться – это то, что оценивать это будут тоже какое-то компьютерное жюри, какие-то технические мозги, а не мозги человеческие. То есть искусство таким образом постоянно утекает из-под контроля человека, претендует на то, что оно никогда под этим контролем не находилось, и в жизни человека играет такую декоративную роль «эту работу можно повесить на стенку и как бы об этом забыть».

Художники давно осваивали большие данные. Один из самых эффектных проектов в мире big data – «Множественность» Мориса Штефанера. Художник отобрал по геолакации миллионы фотографий из соцсетей парижан. Рассортировал их по типу и совпадениям: еда, прогулки, памятники, свидания. И разложил на виртуальной карте столицы Франции. Как доказательство человеческой однотипности. 

Мы все ведём какую-то одинаковую активность. Это ставит под вопрос нашу такую социальную организацию. Сейчас это тоже приобретает все большее звучание. Что такое человек? Это социальное животное или биологическое животное? Насколько мы интересны как социальные потребители все еще? Насколько мы индивидуальны, если мы в принципе производим самые одинаковые действия? Мы выходим из дома, закрываем дверь ключом, спускаемся по лестнице, говорим «привет» тому, кого мы встретили, идем дальше, покупаем одну и ту же еду, идем в одни и те же места. Мы прогнозируемы.  Современные компьютерные мозги могут все это просчитать. В этой ситуации и возникает эта постгуманистическая эстетика, когда мы являемся просто, условно говоря, таким биологическим придатком таких компьютеров, которые перемещаются по городу и осуществляют этот клик, эту съемку того или иного заранее спрогнозируемого аппарата.

И все же все люди разные. Это демонстрирует, например, работа «Воспоминания прохожих» немца Марио Клингеманна. Проект представляют собой два экрана и тумбочку с мозгом – олицетворение искусственного интеллекта. Нейронная сеть обучена на тысячах изображений западноевропейского искусства. Компьютер поминутно создает уникальные мужские и женские портреты – они появляются и исчезают навсегда. Каждый наблюдающий эти лица будет первым и последним свидетелем момента. Таких разных ценителей искусства и художников объединяет и отличает от роботов одно: люди изменятся после коронавирусного кризиса. 

Конечно, очевидно, что зритель после изоляции будет совершенно другим и новым, будет иное представление о материальном, иное представление о цифровом. Я всегда говорю, что материальное останется, оно будет важным, оно никуда не денется. Впоследствии контакт с искусством будет торжествовать. Однако, что мне кажется, еще во многих контактах отпадет необходимость, многие люди так и останутся сидеть дома, уйдут из этого гиперактивного контакта. Поводом для этого может служить необходимость все-таки уберечься от вируса, избежать лишних контактов. Мы все больше замкнемся в себе, и художники дадут на это непосредственный ответ. Это будет тоже такой «локдаун арт», «искусство замкнутости», «искусство в замкнутом пространстве», в которое можно будет вглядеться только через комнату просмотра.

Тема последней Венецианской биеннале – «Не дай вам бог жить в эпоху перемен» — сегодня кажется немного зловещей. Почти ровно год назад искусствоведы писали, что основная ее выставка как будто доказывает, что традиционное искусство — картины, инсталляции и скульптуры — себя почти исчерпало. Много говорилось о новом языке, который нужен эпохе перемен. Самые обсуждаемые авторы обратились к театру, танцу экспериментальному кино. Сегодня можно сказать, что коронавирус подарил авторам новую тему для осмысления. Запертый на карантин мир – такого в истории еще не было.

Источник: businessfm.spb.ru

Добавить комментарий