©Машатин Владимир/ Photo XPress

В селе Териберка, о котором весь мир вызнал опосля кинофильма «Левиафан», размещено самое известное, но далековато не единственное кладбище кораблей в Рф. У морских берегов и на деньке рек по всей местности страны лежат сотки брошенных судов – военных, торговых, научных и иных. Некие из их могли бы стать туристскими достопримечательностями. Но пока нет средств даже на то, чтоб поднять ненадобное имущество на сушу.

Спилили, но не всё

«Красивое тихое пространство. Вода размеренная и непревзойденно подступает для обучения и практики на sup-досках (разновидность серфинга. – «Профиль»). Плавать осторожно, есть затопленные корабли» – так обрисовывают туристы Бухту Труда во Владивостоке.

Еще не так давно это пространство числилось одним из самых больших на Далеком Востоке кладбищ кораблей. По состоянию на 2000 год в бухте лежали в ожидании разделки на сплав 42 плавсредства – сейнеры, гидрографы и списанные военные корабли без вооружения.

Бухта труда во Владивостоке

Юрий Смитюк/ ТАСС

В 2006–2007 годах, когда доступ в бухту открыли, сюда потянулись собиратели металлолома. Равномерно они спилили практически все надводные части судов. Но через толщу воды как и раньше видны их лежащие на деньке останки.

Кладбище кораблей в Авачинской бухте на Камчатке тоже облюбовали сап-серферы. По данным региональных властей, здесь в течение нескольких десятилетий лежат больше 80 старенькых судов и кораблей.

Затопленные плавсредства встречаются фактически по всему побережью Далекого Востока Рф. В августе премьер-министр Миша Мишустин во время рабочей поездки по регионам ДВФО поручил освободить акватории от затонувшего хлама. В особенности его обеспокоила ситуация в Магадане. «Это разве на порт похоже? Это на кладбище кораблей похоже. Это весьма обидно», – заявил глава правительства во время осмотра магаданского порта.

В порту власти высчитали больше 20 затонувших судов и кораблей. 5 из их принадлежат Минобороны, четыре – Росимуществу, у других собственника нет либо он неизвестен.

Всего на Далеком Востоке наиболее 550 затонувших судов, гласил сначала года вице-премьер и полпред президента в ДВФО Юрий Трутнев. Сколько их по стране, буквально непонятно – в правительстве и ведомствах именуют числа от 1 до 1,5 тыс. судов и кораблей.

Почаще всего их кидают недалеко от портов либо судоремонтных баз, при этом не только лишь на побережье, да и на внутренних речных путях. Почти все брошенные либо затонувшие суда мешают судоходству. Например, в 2010 году на реке Кама затонул теплоход «Керчь» с грузом гипса. Он погрузился на дно неподалеку от судового хода, и его пришлось обозначать на картах навигационными знаками, чтоб избежать столкновений.

Когда-то на реке было оживленное движение: по Каме прогуливались 10-ки пассажирских речных теплоходов. В том числе «Ракеты» и «Метеориты» на подводных крыльях, которые были самыми массовыми в СССР и мире плавсредствами собственного класса.

Но речное пароходство плохо вписалось в рыночную экономику и в 1990-х сделалось вытерпеть убытки. А в 2000 году на одном из рейсов вышло ЧП: из-за сердечного приступа у капитана теплоход врезался в баржу, в итоге погибли 6 человек. Опосля этого популярность речных маршрутов совсем сошла на нет. Теплоходы так и остались стоять вблизи от судоремонтной базы в пермском районе Заозерье, который местные практически сходу окрестили кладбищем кораблей.

Но если на суше ненадобные суда практически не доставляют беспокойства, то с затопленными кораблями неувязка стоит достаточно остро. Они не только лишь мешают проходу плавсредств, да и делают экологические опасности, до этого всего вероятными утечками горючего.

©Александр Петров/ ТАССПодъем рыболовецкого судна «Ясный» в Авачинской бухте, Камчатка

Подъемные средства

Во время поездки на Далекий Восток премьер Мишустин призвал заняться в конце концов затонувшими судами. А именно, провести «генеральную уборку» в бухте Нагаева у Магадана. Ведомствам поручили создать план подъема и утилизации плавсредств. Это было уже 2-ое поручение по поводу магаданского кладбища кораблей: в 2014 году схожее давал президент Владимир Путин.

Но сначала ноября сделалось понятно, что Минтранс не отыскал средств на «генеральную уборку». Утилизация всякого судна обходится Росимуществу в 5 млн рублей, говорила РБК вице-премьер Виктория Абрамченко. Специалисты оценивали стоимость работ в сумму от 10 млн для среднего торгового судна до сотен миллионов рублей для атомных крейсеров.

По работающим правилам утилизацией должен заниматься обладатель корабля либо судна. Например, в Кодексе торгового мореплавания говорится, что собственник должен поднять и убить затонувшее имущество по просьбе управления порта.

Но для обладателя намного дешевле затопить корабль, отказавшись от права принадлежности либо сняв все опознавательные знаки. Установить собственников выходит не постоянно. А если они установлены, то администрациям портов и муниципалитетам приходится идти в трибунал, чтоб вынудить их провести утилизацию.

Сначала 2020 года Юрий Трутнев поручил создать законопроект, который обяжет собственников затонувших судов подымать их в течение 3-х месяцев опосля трагедии. При всем этом вице-премьер признавал, что «экономика там не сойдется» и бизнес не сумеет решить делему без роли страны.

К озари Минтранс подготовил несколько законопроектов по затонувшим судам. По инфы «Предпринимателя», власти желают ужесточить ответственность и правила подъема для судовладельцев. К примеру, за отказ от поднятия и поражения затонувшего имущества юрлиц предлагается штрафовать на сумму до 10 млн рублей. За утилизацию бесхозных судов должны отвечать регионы, говорится в проекте.

Пока законопроект дискуссируется, вопросец приходится решать на уровне местных властей. Так, около года вспять трибунал обязал пассажирский порт Череповца высвободить акваторию реки Шексна от невостребованного имущества. Но так как собственник так и не приступил к делу, местная администрация возьмет это на себя, разъяснял мэр городка Вадим Германов.

По его словам, кладбище устроил местный порт. Но краеведы убеждают, что оно начало складываться намного ранее. Еще в XIV веке к берегу Шексны причалила опосля шторма торговая лодка «Феодосия». По соседству с ней стали появляться остальные покоробленные и брошенные суда.

По работающим правилам утилизацией должен заниматься обладатель корабля либо судна

Веленгурин Владимир/ Photo XPress

Разноплановые воспоминания

Ненадобные плавсредства не непременно пускать не металлолом – некие из их могли бы стать достопримечательностями, молвят специалисты в сфере туризма. В пример они обычно приводят всем известную Териберку в Мурманской области. По данным туристского поисковика Aviasales, это одно из самых фотографируемых мест в Рф. Если повезет, остовы древесных кораблей можно заснять на фоне северного сияния.

Длительное время неформальным туристским объектом и пользующимся популярностью местом для фотосессий было пространство утилизации кораблей в городке Балтийске. На берегу лежали останки сторожевого корабля «Неукротимый», построенного в конце 1970-х годов. Но прошедшим в летнюю пору площадку обнесли забором, а останки кораблей разобрали и вывезли.

Авачинская бухта, где как и раньше находятся 10-ки  судов, также притягивает туристов. Путникам нравятся постапокалиптические пейзажи на фоне одичавшей природы, молвят устроители сап-туров.

Но спрос на такие пейзажи навряд ли будет массовым, считает вице-президент и исполнительный директор Общенационального союза промышленности радушия Алексей Волков, ранее возглавлявший ГУП «Крымские морские порты». «Свалка кораблей обычно смотрится, как кадр из кинофильма ужасов. Но туризм – это экономика положительных воспоминаний. И на данный момент с учетом тревожности людей и общей напряженности есть запрос конкретно на отличные воспоминания, а не пейзаж-катастрофу», – подчеркивает эксперт.

По его воззрению, на базе отслужившего флота – как морского, так и речного – можно и необходимо создавать музеи. Но пока это не постоянно выходит не то что с затонувшими, а даже с исправными списанными судами. «К примеру, был большенный противолодочный корабль «Керчь» (в 2014 году в машинном отделении произошел пожар, повредивший кормовую часть. – «Профиль»). Мы весьма просили, чтоб он стал музеем-кораблем, и Минобороны давало передать его на эти цели», – ведает Волков.

Но с учетом издержек на стоянку, содержание и ремонт городские власти и музейщики отказались от данной идеи. В последующем году его вышлют на металлолом.

Добавить комментарий