Опосля того как власти Китая начали изоляцию очага эпидемии в Ухане, наблюдатели задались вопросцем, оправданны ли настолько жёсткие карантинные мероприятия. К концу февраля режим ЧС действовал во всех регионах КНР, и мир удивлялся уже тому, как на карантин заперли полтора млрд человек. Критики утверждали, что зараза вновь проникнет из-за рубежа, а карантинные мероприятия не продержатся до возникновения вакцины. В итоге завозные случаи ограничились отдельными очагами, а 2-ой волны коронавируса в Китае нет совсем.

Майская вспышка на северо-востоке страны, июньская – в Пекине и октябрьская – в Циндао всякий раз принуждают паниковать по поводу начала 2-ой волны в Китае. Метод действий властей постоянно был схож: сотки тыщ обитателей помещаются на карантин, миллионы тестируются. В итоге ничего схожего на то, что под 2-ой волной соображают на Западе и в Рф, – счёт заболевших идёт на 10-ки, а не на 10-ки тыщ.

На данный момент много говорится о природной дисциплинированности китайцев и о их изначальной готовности носить маски. По сути это не совершенно так. С началом эпидемии Китай охватила приметная сумятица. Власти также интенсивно призывали людей посиживать по домам и носить маски, используя для этого широкий арсенал пропаганды – от партийных девизов до цитат из традиционной литературы.

Кто-то пробовал отгородиться от очага заболевания в личном порядке, выкапывая рвы и строя стенки на дорогах. С подозрением смотрели на выходцев из Уханя и совершенно провинции Хубэй.

В весеннюю пору все обитатели Поднебесной получили QR-коды – так именуемые коды здоровья, дозволяющие сходу же найти, бывал ли человек в эпидемиологически небезопасном районе. Красноватый – самый неблагополучный код – предписывает человеку находиться на самоизоляции.

Коды сканировали при входе в публичные места и транспорт, так что нарушить самоизоляцию не вышло бы даже при желании.

Кроме цифрового контроля был развит и, так сказать, аналоговый – неравнодушные граждане наблюдали за нарушителями масочного режима и теми, кого сочтут подозрительными. С марта эпидемия снутри КНР была в целом побеждена, и COVID-19 стали ввозить иноземцы и возвращающиеся из-за рубежа китайцы. Они столкнулись с пристальным вниманием к для себя. Вариант с австралийкой, которую за пробежку без маски уволили с работы, аннулировали разрешение на работу в Китае и, соответственно, вынудили уехать, – самый нашумевший, но не единственный.

На данный момент некие меры контроля сохраняются, но ажиотажа вокруг их еще меньше.

– О 2-ой волне в Китае не молвят, ничего не слышал даже на улицах. В Пекине QR-коды инспектируют в Пекинском институте, в магазине – это пока единственное пространство, где я сканировал код. Инспектируют в гипермаркетах и банках. В остальных местах стоят измерители температуры и электрический фейсконтроль – возможно, он и подменяет QR-коды. Маски неотклонимы лишь в публичных местах, но чем южнее, тем меньше масок. В деревне, к примеру, совершенно их не носят, в Ухане носят меньше, чем в Пекине. В целом население в особенности не опасается, но сохраняет привычки, – сказал «Октагону» китаевед Антон Бугаенко.

В Пекине введены QR-коды, дозволяющие мгновенно найти, бывал ли человек в эпидемиологически небезопасном районе.Фото: Ren Chao/ZUMA/TASS

Рынок морепродуктов в Ухане, откуда, как считается, начал распространяться COVID-19, до сего времени закрыт. Из-за карантинных мероприятий экономика КНР столкнулась со значительными испытаниями: в 1-ые месяцы заместо роста она показала спад. Сессия парламента – всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) – была перенесена с февраля на конец мая. Народные представители обычно принимают отчёт правительства – госсовета – и говорят планы по экономическому развитию, в том числе ожидаемый рост ВВП на грядущий год. И вот в первый раз в новой истории Китая этот прогноз даже не дискуссировался на сессии ВСНП. Можно ли сказать, что усилия по борьбе с эпидемией обошлись дороже, чем вероятный вред от заболевания? По воззрению китайских аналитиков, это не так.

Общий план по предотвращению эпидемии и развитию экономики дозволил достигнуть выдающихся результатов, также показал, что базы длительного экономического роста Китая не поменялись. Они разглядывают четыре главных показателя макроэкономического регулирования: экономический рост, занятость, цены и международные платежи. По подготовительным расчётам, за 1-ые три квартала в сравнимых ценах ВВП вырос на 0,7 процента в годичном исчислении, сменившись с отрицательного на положительный. В квартальном исчислении 1-ый квартал показал спад на 6,8 процента по сопоставлению с аналогичным периодом прошедшего года, что сделалось первым случаем отрицательного роста со времён квартальной статистики 1992 года. С того времени ВВП начал стабильно восстанавливаться, увеличившись на 3,2 процента во 2-м и на 4,9 процента в 3-ем квартале.

Яо Цзинюань из бюро профессионалов госсовета КНР отмечает: «Интернациональный денежный фонд лишь что сделал прогноз, в каком предполагается, что мировой экономический рост в этом году будет отрицательным».

При всем этом экономика КНР, восстановившись опосля падения в первом полугодии, продолжит экономический рост.

Индустрия и сфера услуг, остановленные на время карантина, в течение весны и лета в главном возобновили работу. В разных регионах малому и среднему бизнесу обеспечивают налоговые льготы (в Ухане часть компаний совершенно освободили от налогов на год), а страховщики сейчас дают всеохватывающую страховку от карантина: в случае закрытия из-за новейшей вспышки предприятию может компенсироваться упущенная выгода, а рабочим – заработная плата на срок до месяца.

Что касается занятости, то за 1-ые три квартала в городках по всей стране были трудоустроены 8,98 миллиона человек, что соответствует 99,8 процента годичного мотивированного показателя. В сентябре обследованный общенациональный уровень безработицы в городских районах составил 5,4 процента, продолжая понижаться с максимума в 6,2 процента сначала года. Хотя ситуация с занятостью улучшается, как и раньше остаётся относительно сложным положение выпускников учебных заведений и рабочих-мигрантов из сельской местности.

Ситуация с занятостью улучшается, но выпускники вузов и рабочие-мигранты из сельской местности пока сталкиваются с неувязкой трудоустройства.Фото: Марина Лысцева/ТАСС

Наибольшее беспокойство в Китае вызывает состояние экспорта. Сначала этого года из-за действия эпидемии резко свалился спрос на международном рынке, вследствие что пострадали и китайские внешнеторговые компании. Так как Пекин брал на себя инициативу в противодействии эпидемии и смог возобновить создание, также вернуть экономику, Китай сумел предоставить миру ряд материалов и разные промышленные продукты для борьбы с пандемией. Это сделалось определённым подспорьем для экспорта.

Профилактические и карантинные мероприятия плохо сказались на потреблении домашних хозяйств, но к истинному времени потребительский рынок Китая ожил.

Приметным индикатором восстановления обыкновенной жизни стала «Золотая неделька», посвящённая Деньку образования КНР и Праздничку середины озари. Вместе с Праздничком весны (Новейший год по классическому календарю) это самые длительные каникулы в Китае. Сотки миллионов людей устремляются за покупками, участвуют в массовых торжествах, отправляются в путешествия либо в гости к родственникам. Вспышка инфекции в январе случилась как раз перед Праздничком весны, и большущая внутренняя миграция тогда занесла приметный вклад в распространение заболевания. Обычное проведение «Золотой недельки» в октябре показало, что сейчас ситуация взята под контроль.

Эпидемиологическая обстановка в Китае дозволила даже провести классическую «Золотую недельку», посвящённую Деньку образования КНР и Праздничку середины озари.Фото: Zuma/TASS

Наиболее того, в этот период Китай показал изумительную жизнеспособность употребления. Количество внутренних туристов достигнуло 637 миллионов, а доход от внутреннего туризма – 466,56 миллиардов юаней. Среднесуточные реализации главных компаний розничной торговли и публичного питания в стране возросли на 4,9 процента по сопоставлению с этим же периодом прошедшего года. За 7 дней до длинноватых праздничков кассовые сборы кинофильмов в стране составили практически 3,7 миллиардов юаней, что было самым высочайшим показателем в истории «Золотой недельки». Рост употребления в свою очередь содействует убыстрению восстановления экономики Китая.

В итоге КНР удалось дотянуть до разработки вакцины, не допустив 2-ой волны. На данный момент уже испытаны четыре вида вакцин, которые станут поступать на рынок начиная с декабря. В последующем году будут произведены сотки миллионов доз, что дозволит привить всех людей, находящихся в группах риска. До сего времени идут дискуссии о том, как эти вакцины будут эффективны против последующих мутаций коронавируса, но разумеется, что Пекину удалось выиграть много времени и объединить цивилизацию вокруг борьбы с эпидемией, не допустив при всем этом обрушения экономики.

Добавить комментарий