Позор городка Туймазы — Рамиль Маликов – уже не 1-ый молодой подонок, попавшийся на самом деле настолько же криминальном, сколь и безрассудном: размещении на веб-сайте движения «Бессмертный полк онлайн» фото нацистского правонарушителя. В истинное время полное значимыми подтверждениями расследование готовится для передачи в Следственный комитет РФ по признакам злодеяния, предусмотренного ч. 1 ст. 354.1 УК (реабилитация нацизма). Как досадно бы это не звучало, дело далековато не беспримерно, у правоохранителей даже возник уже определённый опыт в расследовании таковых дел. Кто, а основное, для чего таковым святотатством занимается?!

1-ое предположение – безумные, но психиатры молвят оборотное: обвиняемые полностью для себя, исходя из убеждений штатской ответственности, вменяемы… Естественно, их не назовёшь «бодрствующими», да и нездоровыми в мед смысле, тоже. Но что все-таки движет подонками в злодеянии, на котором очевидно не снискать ни славы, ни средств? Разгадать наизловещую тайну данной извращённой мотивации – быть может, даже важнее, чем наказать определенных преступников. Хотя и наказывать тоже нужно.

Для какой цели современный юный человек то в одном, то в другом городке «вешает» на себя и презренное, и юридически наказуемое одобрение злодеяний, определенных Интернациональным военным судом в Нюрнберге? Что за патология в нём – когда он прославляет и продвигает нацистских преступников?

Согласно оперативной версии (ведь совсем виноватым признаёт лишь трибунал!) – Рамиль Маликов, представитель «золотой молодёжи» городка Туймазы из весьма безбедной семьи, никак не «дитя подворотни» и не беспризорник — расположил на веб-сайте движения «Бессмертный полк» фотографию военного правонарушителя германского фельдмаршала Эвальда фон Клейста, говоря современным языком «серийного убийцы» — осуждённого за геноцид народов Югославии и Русского Союза. Принципиально осознавать, что Клейст – не некий против воли мобилизованный боец вермахта, и даже не «обыденный генерал», исполнявший на войне роль командира согласно уставу воинской службы. Нет, Клейст – каратель, вешатель, садист, что признано послевоенными судами различных государств мира. И никогда доныне, никто, включая и ближайших родственников Клейста из Германии – этот приговор не пробовал обжаловать.

«Реабилитатор» нашёлся… в Туймазах! Естественно, оперативная версия – ещё не приговор суда, но имеются признания Маликова, письменные собственноручные его признания, ставшие доступными прессе, размещённые в «Вебе», так что колебаний на самом деле дела быть не может.

Ущербный, сейчас играющий перед камерой умственно-отсталого (такая его линия защиты) ребенок своими руками расположил на веб-сайте движения «Бессмертный полк» фото германского фельдмаршала-палача и карателя[1].

Опосля войны за Клейста боролись Белград и Москва. Белград осудил его за зверства на Балканах, Москва – за зверства на временно оккупированной нацистскими изуверами русской местности. Умирая во Владимирской кутузке, наименее всего задумывался гитлеровский прихвостень, кровавый карьерист и садист, в конце жизни сам себя стеснявшийся – что у него найдётся фанат и подражатель в… Туймазах!

Но вот возмездие настигает поддонка – и Рамиль Маликов начинает выворачиваться, неудобно, неискусно лукавит, раздаёт интервью, стремящиеся разжалобить доверчивых: «я ничего не знал, ничего не осознавал, я ничего не слышал про фашизм, про войну, про Нюрнбергский суд».

Посмотришь его словесные испражнения на камеру – и думаешь: дурачок, выросший, как Маугли, в глухом лесу! Чего же не спроси – ни о чём не понимает. Сейчас, припёртый к стенке (фигурально выражаясь, очевидно) – Маликов обильно извиняется. Перед ветеранами, перед государством, перед всеми, кого «по недомыслию» обидел – будучи в полном незнании всей истории ХХ века…

Он гласит, отводя глаза:

— Я опубликовал фото германского бойца на онлайн доске «Бессмертного полка». Я клянусь, что не реабилитирую нацизм. Прошу прощения у ветеранов, которых оскорбил…

Но то, на чём подонок сейчас стоит – не только лишь маловероятно. Это опровергнуто письменными показаниями его учителей, включая учителя истории и потрясающего управляющего. Они не только лишь разъясняли на уроках смысл и значение акции «Бессмертный полк», да и работали по теме лично и конкретно с Маликовым. Сейчас учителя недоумевают: запамятовать «всё и сходу» их ученик мог лишь в случае полной амнезии…

Ларчик же раскрывается просто. Перед нами обычный представитель зажравшейся, ошалевшей от валютных способностей прослойки, состоящий на учёте инспекции по делам несовершеннолетних за вождение кара без водительских прав. У семейки много машин – брал одну из их из папиного большущего гаража, ну и поехал чудесить…

Обнаглевший «владелец жизни», которого с пелёнок воспитывали в представлениях о его исключительности – к старшим классам вырос подловатым хулиганом, «баловавшимся», а именно, телефонным пранком.

Звонил своим учителям и «посылал» их матом, был за это пойман и изобличён, а под трибунал не попал – лишь поэтому, что жертвы телефонного хулиганства пошли на «мировую», простили дурачка по малолетству…

Непременно, про фашизм Маликов понимает еще больше, чем пробует это сейчас демонстрировать. Тяга привыкших к безнаказанности хулиганов к запрещенному, их зуд плюнуть в святыню – издавна известны психологам.

Но недозволено не сказать и пару слов о той социальной среде, в какой вырастают негодяи, подобные Маликову. У нас в стране прослойка т.н. «удачных», сорящих средствами дельцов – взращена на свирепом антисоветизме, привычна к калёной ненависти к собственной стране и собственному народу.

Эта психология, вспухшая на дрожжах Солженицына и Сванидзе, ужас перед народом, который эта прослойка, практически, обокрала в процессе «реформ» — стирает в семьях всякую грань меж злобным хулиганством подловатых отпрысков и святотатственным злодеянием.

Можно ли одной рукою пестовать воспалённую многолетнюю антисоветчину, а иной – давать подзатыльники «Колям из Уренгоя»? Презрение к подвигу собственного народа, меркантильное и хамоватое – растет у таковых, как Р.Маликов из оголтелого шельмования «Совка» их «старшими товарищами» и нагревшейся на реформах роднёй.

Пока эти манкурты молоды – они довольно неумны, чтоб попасться «под статью». Но дайте таковым как Маликов, подрасти, набраться прозаического опыта – и они заместо глуповатых подлостей начнут созодать хитрые подлости. Ведь Клейста «оправдывать» можно по различному: не непременно располагать его на «Бессмертном полке», где это очень уж возмутительно кощунственно и несуразно.

А вот плаксы по поводу «жертв сталинских репрессий», неутомимые установщики «соловецких камешков» — неуж-то не соображают, что Клейст – тоже «жертва сталинских репрессий»? Ну, а кто же он – если в сталинском «ГУЛАГе» посиживал и даже там помер? Да ведь и Гитлера «до самоубийства довёл» тоже Сталин, как ни крути – привезите же в память о его предсмертных терзаниях гранит из Берлина!

Вариант с Маликовым из городка Туймазы – как капля воды, выпукло отражает грозовое небо куда большей трудности, чем криминальный идиотизм раздельно взятого молодого хулигана. Он отражает колоссальные трудности в образовательной и воспитательной работе с молодёжью в нашей стране, он неразрывно связан с «Зулейхой, открывающей глаза» — другими словами русским телевидением, иногда наобум провоцирующем вакханалию антисоветских чувств.

А когда эта вакханалия совмещается с «чувством владельца» у малолетки, с песочницы обученной считать собственный люд «быдлом», прислугой – выходит как раз то самое, о чём мы написали. Другими словами стирание всякой грани меж распущенным хулиганством и государственным предательством, прямой изменой собственной стране, преклонением перед её убийцами.

И о этом необходимо держать в голове постоянно. Кто сеет ветер – пожнёт бурю. Кто сеет ненависть к прошлому собственной страны – пожинает таковых, как туймазинский Маликов, полностью созрелый для хоть какой вербовки хоть каким оккупантом, готовый полицай для хоть какой «айнзац-команды» на хоть какой новейшей (не дай Бог!) войне.

Маликов – не попросту глуповатый и ущербный дегенерат, не попросту жертва всеядной избалованности и идейного хаоса. Он – ножик в спину любому из нас, дорогие читатели! Ножик, который уже занесён над вашими детками…

———————————————

[1] В августе 1948 года Клейст был приговорён югославским народным трибуналом к 15 годам каторжных работ. В марте 1949 года по просьбе русских властей передан СССР. В 1952 году военной коллегией Верховного суда СССР был приговорён к 25 годам заключения в лагерях. Содержался во владимирской кутузке. Заключенный погиб 1954 году, его тело зарыли у тюремной стенки.

Добавить комментарий