Начальство уверено, что наш люд отыщет 12 тыщ рублей на дженерик от ковида

Новость о возникновении в аптеках «Арепливира», русского лекарства от COVID-19, практически совпала с возникновением новейших данных Росстата. Муниципальная статистика докладывает, что по итогам первого полугодия «бедными» оказались 13,6% всех россиян — практически любой седьмой. Во 2-м квартале 2020 года количество людей с доходом ниже прожиточного минимума (11 468 руб.) подросло на 1,3 млн человек по сопоставлению с аналогичным периодом 2019 года и составило 19,9 млн человек. При всем этом Росстат в собственных расчетах учел 359 миллиардов руб., выделенных на социальную поддержку населения во время карантина.

Какая быть может связь меж новеньким достижением русской фармацевтики и нескончаемой русской бедностью? А таковая, что волшебство лечущее средство российского производителя будет весьма недешево стоить — по 300 рублей за пилюлю. 12 320 рублей за упаковку из 40 пилюль в аптеке (заметим, без рецепта). Это практически прожиточный минимум столичного пенсионера, равный 12 578 рублям. По неким данным, для курса исцеления пригодится две упаковки «Арепливира».

Вы скажете: какая разница, сколько стоит лечущее средство, если оно выручает жизни! Всем понятно, что рынок новейших мед препаратов — это рынок торговца. Есть лекарства ценой и в миллион баксов. Фармацевтика — дорогой и рискованный бизнес, требующий колоссальных инвестиций в исследования и создание. Тем наиболее что спрос на лечущее средство от коронавируса опережает предложение. И если у людей есть средства на его оплату — ну что все-таки, это в любом случае лучше, чем отсутствие лекарства совершенно.

Все так, вы совсем правы. Есть лишь одно «но». Основное действующее вещество русского «Арепливира» — фавипиравир, 1-ые публикации о котором возникли еще в 2002 году. И никаких особых секретов его производства, судя по всему, издавна нет.

«Ну и что, — скажете вы, — никто не воспрещает создавать мед препараты на базе открытого кем-то вещества, только бы оно было отлично». Фавипиравир вначале был предназначен для борьбы с вирусами гриппа и иными небезопасными вирусами, вроде всяких смертоносных африканских лихорадок. Согласен, определять эффективность этого продукта — дело докторов. Я говорю только как экономист.

И вот какую загадку дает нам тут финансовая наука.

Индия, лекарственная ветвь которой заточена на создание всяких дженериков, производит буквально такие же пилюли «от коронавируса» — с фавипиравиром в качестве работающего вещества. И реализует их на собственном рынке существенно дешевле: в переводе на наши средства — от 30 до 100 рублей за пилюлю. Это понятно, Индия вправду бедная страна, и производители подстраиваются под настоящий платежеспособный спрос. Но откуда берется уверенность русских производителей, что люди в Рф в состоянии платить по 12 тыщ рублей за упаковку фавипиравира?

Естественно, производитель фармацевтических средств может сослаться на конъюнктуру мирового рынка, как это делают, например, русские нефтяники. Как так выходит, что бензин в Рф в пересчете на баксы стоит, как в Америке? «Ну как, — ответят обладатели нефтеперегонных заводов, — законы рынка! Не желаете брать бензин по данной для нас стоимости — отправим всю нефть и весь бензин за границу, останетесь совершенно без бензина». Ту же самую логику можно применить и к российскему фавипиравиру, ссылаясь на превосходный мировой спрос.

Звучит разумно, но не нужно путать спрос на «совершенно лечущее средство от коронавируса» со спросом на определенный фавипиравир, хотя бы и под прекрасным русским заглавием. На самых платежеспособных рынках фармацевтики, европейском и южноамериканском, спроса на фавипиравир нет совершенно, поэтому что он запрещен там к применению. Верно это либо нет — я сказать не берусь. Но, по факту, это значит, что рынок для фарапиравира в русской упаковке — это Африка, может быть — Латинская Америка. Но на этих рынках русским производителям придется соперничать «по стоимости»… верно, с индийскими лекарственными гигантами, которые готовы поставлять собственный продукт дешевле, чем он продается на том же русском рынке. Так что, на «забугорный спрос» как драйвер высочайшей цены на российский фавипиравир я бы не ссылался.

Быстрее всего, в ценообразовании на российскее чудо-лекарства действуют остальные механизмы. Я уже как-то говорил, что, вопреки всем самым официальным данным о русской бедности, начальники убеждены — средства у людей есть, нужно лишь уметь их отыскать.

Идеальнее всего — не пугать людей налогами и штрафами (хотя можно и так), а просто продавать им что-то не очень драгоценное в производстве, но с большой наценкой. И зарабатывать на этом. Как, например, заработали производители мед масок, которые еще в зимнюю пору стоили копейки, а в весеннюю пору сделали собственных хозяев соответственных производств миллионерами.

Так и на данный момент: производители убеждены, что на безрецептурное лечущее средство от COVID-19 русские пожилые люди средства отыщут. Как они это сделают? «А какая в сути разница?» — произнесет начальник. Направьте внимание: злое и цепкое правительство, которое пилюлями не корми, а дай что-то порегулировать либо запретить, совсем тихо глядит на ценники по 12 тыщ за фавипиравир мейд in Russia.

Вот это и именуется: люди — «2-ая нефть». По сути — уже 1-ая.

Создатель Дмитрий Прокофьев (экономист, создатель канала moneyandpolarfox) 

Фото: РИА Анонсы

Добавить комментарий