Скандал с Владимиром Владимировичем (Познером), которого в Тбилиси, куда он с тёплой компанией приехал отпраздновать юбилей, «наилучшие люди городка» подвергли жесточайшей обструкции, лично у меня вызвал самые тёплые чувства.

Случается так, что в столкновении субъектов, к которым относишься с схожей либо практически схожей неоднозначностью, мучаешься, выбирая даже не кто наиболее прав, а кто чуток наименее неправ. Тут таковой задачи нет — восхитительна ситуация в целом, а её стороны друг дружку оттеняют, дополняют и составляют в дуэте подлинное диалектическое совершенство.

Мне, скажем, при тбилисских новостях вспомянулся небольшой рассказ моего возлюбленного Л.Пантелеева «Спички». Его основной герой, будучи в одной из кавказских республик СССР, по юности лет решает порисоваться перед ещё наиболее молодым торговцем, фактически, спичками.

Я, не отрываясь от газеты, опускаю руку в кармашек, нащупываю там двугривенный, абаз, и щеголевато-небрежно, каким-то не своим, наигранным, синематографическим жестом выбрасываю этот двугривенный на стол. И вдруг чувствую — идут секунды, а мальчишка не уходит. Опустил газету и вижу: мальчишка подобрал монету, упрятал её в карман, позже, не усмехнувшись даже, берёт со стола спичечный коробок и, с зеркальной точностью повторяя мои движения, щеголевато-небрежно, с барственным, плантаторским высокомерием бросает коробок на стол.

А проделав всё это, поворачивается и этим же достойным, медленным шагом следует далее.

Уши у меня пылают. Любуюсь издалече сиим небольшим человеком и думаю: что это? Государственная гордость? Да, естественно, государственная гордость. Да и ещё что-то. Поэтому что недозволено, нереально представить, чтоб такое могло случиться — ну, скажем, в той полуколониальной стране, которую отделяет от нас лишь маленькая горная речка. Хотя и там, в той стране, живут люди гордые и самолюбивые.

Как бы параллели навязываются, ведь Познера, кроме высказанной несколько годов назад «неверной» оценки абхазского вопросца, обвинили конкретно в надменном чванстве. Но о принимающей стороне можно просто сказать то же самое. Она ведь уже который год живёт по принципу: «Российские, приезжайте к нам и оставляйте у нас свои средства, а мы их милостиво возьмём и, может быть, даже вас не унизим, а если вы некорректно ответите на вопросец, чей Сухум(и), то можем и унизить, но вы должны быть счастливы оплеухе от сверхлюдей, вроде нас».

Вприбавок, когда речь идёт о политическом туризме, у различных секторов грузинского общества и политического класса врубается возлюбленная забава «оплевать российских, а потом вволю инкриминировать друг дружку в работе на их и злобном провокаторстве»; это мы узрели ещё в 2019-м на примере инцидента с делегацией Госдумы. Так что, если по итогам познергейта русская въездная активность на означенном направлении уменьшится — поводов расстраиваться нет совсем.

Но ведь картина фактически на сто процентов быть может отзеркалена применительно к Познеру, являющемуся если не четкой копией, то весьма похожей зарисовкой со собственных обидчиков. Владимиру Владимировичу некогда хватило разума не стать совершенно уж открытым и простым русофобом, как коллеги-«журналисты» типа А. Бабченко и А. Муждабаева опосля 2014-го. (Любопытно, что это не мешает оным господам оставаться социально близкими российскому правящему классу — так, опосля липовой «смерти» Бабченко спикер Совета Федерации В.И. Матвиенко выразила сострадания его семье и проявила готовность ей посодействовать, чего же не наблюдалось опосля настоящей смерти Гиви, Моторолы либо, не так давно, малеханького мальчугана в ДНР).

Поточнее, даже не так, ибо никаким особенным мозгом г-н Познер не блещет и его вклад в свой неслыханный служебный взлёт относительно скромен. Всё дело в том, что ещё во время заката СССР Владимир Владимирович благодаря потомственной советско-западной «элитности», внушительной наружности, соответствующего упора и подчеркнутой космополитичности был избран на роль типичного мостика и связывающего звена меж Москвой, Европой и США.

Опосля 1991-го же статус г-на Познера ещё наиболее возрос, он равномерно перевоплотился в лицо Первого канала, официального светоча интеллигенции и знак причастности нашей страны к глобальной цивилизации. При всем этом в журналистском таланте г-н никак не прибавил, и из всего обеспеченного проф арсенала у него как и раньше имеются только упор, наружность, безапелляционное хамство, выдаваемое за огорчение мудреца нескончаемым несовершенством мира вокруг нас, да ещё познание, кто таковой Марсель Пруст (справедливости ради, некие из его гостей и Пруста не знают).

Да, кажется, никакой гениальности либо хотя бы выдающейся талантливости от него наниматели и не добивались. Напротив, всё огромные и огромные гонорары, льготы и привилегии ему выписывали за неглубокость, поверхностность и ограниченность, с которыми Познер оценивал русскую историю и культуру и учил российских жизни, часто переходя с просто «разговора через губу» на откровенное хамство.

Взамен ВВП(ознер) время от времени выступал на Западе адвокатом Рф и русской точки зрении. Обычно по темам, в каких необходимо и не адвокатирование как таковое, а просто установление «два раза два равно четыре»: российские хакеры навряд ли причастны к избранию Трампа президентом США, в Прибалтике установлены русофобские шовинистические режимы, наследующие прислужникам нацистов, и всё в таком духе. За это нам предлагалось вытерпеть многолетнюю познеровскую риторику и деятельность на внутрироссийской арене.

Хотя, естественно, ничего нам реально не предлагалось, это быстрее мы сами от безысходности могли нафантазировать для себя, почему Познер не так плох. При совершенно бескрайном воображении можно было бы представить Владимира Владимировича некоей единственной кандидатурой Д. Киселёву и В.Р. Соловьёву, но в действительности, снова же, гражданин мира Познер и любитель озера Комо Соловьёв никакой обоюдной кандидатурой не являются, это навязанный и липовый выбор без выбора.

Показательно, что демонстративной порке в Закавказье Познера подвергли не за какие-то типо оскорбительные комменты, а за позабытое, кажется, им самим еще одно «два раза два четыре»; в тот раз речь шла о том, что меж грузинами и абхазами длительно копилась неприязнь, вылившаяся в кровавую драму, и в обозримом будущем конфликт преодолеть трудно (вы видите почву для возражений? я нет).

Тем чудеснее порка одними любителями нехитрого промысла «российские, восхищайтесь нами безответно и за свои средства, а если не восторгаетесь, то средства всё равно несите» другого любителя, хотя в этом-то промысле как раз специалиста. Выпоротый получил дискомфорт прямо на данный момент, экзекуторы, нужно считать, недосчитаются барышей как минимум в ближнем туристском сезоне. Жалко, что участники этого скоротечного спектакля навряд ли ответят сами для себя на вопросец «нас-то за что», если совершенно им зададутся.

Добавить комментарий