Деятельность Германа Грефа во главе Сбербанка далековато превосходит регуляторные способности Банка Рф. Иллюстрация: aurora.network

 

Обеспечив себе преобладание на русском рынке денежных услуг, Сбербанк принялся интенсивно всасывать ведущие компании Руинтернета — в поле его интересов уже оказались такие платформы, как «Yandex», Rambler, Mail.ru, «2ГИС» и остальные, а также 10-ки аффилированных с ними структур. Разумеется, что расширение того, что Сбербанк именует модным словом «экосистема», издавна вышло за пределы фактически банковской деятельности и банковского регулирования, хотя источник средств, нужных для настолько масштабной кампании слияний и поглощений, сосредоточен конкретно в сфере банковских услуг. Особенное положение в русской банковской системе дозволяет Сбербанку завлекать средства на только прибыльных критериях, диктовать свои условия клиентам и получать сверхприбыли, о которых остальным игрокам банковского сектора можно лишь грезить. Меж тем несчастная «экосистема» вызывает больше неловких вопросцев со стороны людей, которые часто сталкиваются как с диктатом цифрового монополизма, так и с резко участившимся кибермошенничеством.

Процесс скупки Сбербанком больших платформ Руинтернета стал приметен еще в прошедшем году, а в крайние месяцы на фоне заморочек, которые большая часть русских компаний испытывают в связи с новеньким экономическим кризисом, этот тренд стал еще наиболее приметен. Для осознания масштаба происходящего — короткая выборочная хронология событий.

В августе прошедшего года Сбербанк закрыл сделку по приобретению 46,5% пакета акций Rambler Group у компаний AN&N миллиардера Александра Мамута и Era Capital, в итоге чего же их толики в холдинге снизились, соответственно, до 46,5% и 7%. Главный предпосылкой реализации Rambler Group, в которую, кроме портала Rambler, входят Afisha.ru, Lenta.ru, Gazeta.ru, сервис интернет-рекламы Begun.ru, знаменитая блог-платформа LiveJournal.com и ряд остальных узнаваемых сетевых ресурсов, похоже, стали большие долги. По данным источников РБК, представленным в весеннюю пору прошедшего года, сумма сделки составила 9−11 миллиардов рублей (для осознания масштаба данной для нас суммы для Сбербанка довольно привести всего один показатель: незапятнанная прибыль наикрупнейшго русского банка в прошедшем году составила 870,1 миллиардов рублей). При всем этом, как докладывали СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы), торговцы пакета Rambler Group средств на руки не получили — все средства планировалось навести на развитие медиахолдинга, а также сделка дозволила рассчитаться по его долгам. Не исключено, что скоро Сбербанк получит контрольный пакет акций Rambler Group — в начале июня все тот же РБК сказал, что банк начал переговоры о понижении толики Александра Мамута в холдинге до 40%.

Месяц вспять также сделалось понятно, что Сбербанк подписал обязывающие документы по сделке по приобретению картографического онлайн-сервиса «2ГИС», о которой говорилось уже год. В рамках сделки стоимостью 14,3 миллиардов рублей Сбербанк должен получить 72% «2ГИС» от его прежних хозяев — инвестфонда Baring Vostok, основанного находящимся под уголовным преследованием в Рф янки Майкла Калви, и структур предпринимателя Леонида Богуславского. Еще 3% «2ГИС» получит совместное предприятие Сбербанка и Mail.ru Group. О их совместных бизнес-начинаниях сделалось понятно в июле прошедшего года, когда было объявлено о разработке на паритетных началах компании, главными активами которой должны стать сервис доставки пищи Delivery Club и служба такси «Ситимобил». Будущую стоимость новейшей компании Mail.ru Group и Сбербанк оценивали в 100 миллиардов рублей.

Месяц вспять агентство Reuters со ссылкой на собственные источники докладывало и о интересе Сбербанка к покупке большого пакета акций (до 30%) онлайн-магазина Ozon — третьего по выручке в этом секторе в Рф. В качестве механизма вхождения в его капитал, по данным Reuters, является доборная эмиссия акций Ozon, опосля чего же Сбербанк сумел бы стать третьим крупнейшем совладельцем платформы совместно с АФК «Система» Владимира Евтушенкова и все тем же фондом Baring Vostok.

Эта новость возникла незадолго до того, как Сбербанк объявил о «разводе» с еще одним гигантом Руинтернета — компанией «Yandex». Судя по официальному релизу Сбербанка, выход из партнерства, продолжавшегося с 2013 года, окажется для него только прибыльным. Продажа «Yandex’у» 45% в компании Yandex.Market B.V. (бренды «Yandex.Маркет», «Беру», «Суперчек» и др.) за 42 миллиардов рублей обязана принести Сбербанку чистую прибыль около 20 миллиардов рублей, а сразу Сбербанк с значимым дисконтом к рыночной цены — всего приблизительно за 2,4 миллиардов рублей — выкупил 25-процентную долю в компании «Yandex.Средства» — сейчас этот сервис вполне принадлежит Сбербанку. Как объяснил глава Сбербанка Герман Греф, раздел активов пригодился в связи с тем, что «меж экосистемами Сбербанка и „Yandex’а“ существует мощная конкурентность, которая делает задачи».

О настоящих масштабах «экосистемы» Сбербанка можно лишь догадываться — одно лишь вхождение в капитал Rambler Group обеспечило ему доступ к 56 млн неповторимых юзеров цифровых активов холдинга. Беря во внимание схожий охват аудитории, не требуются даже небезызвестные конспирологические догадки, связанные со Сбербанком, — априори понятно, что Сбербанк практически устанавливает монопольный контроль над русской сферой цифровых услуг. И это направление экспансии лежит вне компетенций регулятора денежного рынка — Банка Рф, а доброжелательность к Сбербанку антимонопольных органов не вызывает никаких колебаний.

При всем этом в «экосистему» Сбербанка втягиваются и бизнесы, которые никак не ассоциируются с приставкой «эко». К примеру, в мае прошедшего года Сбербанк через цепочку аффилированных компаний стал обладателем 80% Антипинского НПЗ в Тюменской области — наикрупнейшго независящего нефтеперерабатывающего актива в стране. Вхождение Сбербанка в капитал компании состоялось опосля того, как оно оказалось на грани банкротства в связи с большой долговой перегрузкой (главным кредитором Антипинского НПЗ, как можно просто додуматься, являлся Сбербанк), а в отношении его бывшего основного обладателя Дмитрия Мазурова были возбуждены уголовные дела. В предстоящем посреди хозяев завода возникли структуры, связанные с Гос нефтяной компанией Азербайджана (SOCAR), а Сбербанк подал в отношении компаний Мазурова многомиллиардные иски. Не считая того, в ноябре прошедшего года компания «Сбербанк инвестиции» стала обладателем Афипского НПЗ в Краснодарском крае — еще 1-го компании из сферы интересов Мазурова, которое сейчас контролирует группа «Сафмар» Миши Гуцериева.

Этот весьма беглый и далековато не полный обзор активности Сбербанка в сфере слияний и поглощений наводит на логичный вопросец: за чей счет весь этот банкет?

Ответ на него просматривается в размещенных в начале мая материалах Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА), посвященных Сбербанку. В их, в частности, приводятся данные о критериях вербования Сбербанком средств населения, которые являются наиболее прибыльными в сопоставлении с иными участниками банковского рынка: «Данные средства, составляя самую большую долю в обязанностях банка (около 56%), являются фактором поддержания размеренно высочайшего значения незапятанной процентной маржи (NIM). По расчету АКРА, по итогам 2019 года она составила 5,3% при среднерыночном показателе на уровне около 4% за аналогичный период».

Невзирая на разумеется непрезентабельные ставки депозитов в сопоставлении с почти всеми иными ставками, Сбербанк неприклонно увеличивает портфель вкладов населения. По данным «Банки.ру», с конца прошедшего года по сегодняшний май он возрос практически на 5%, с 12,9 трлн до 13,5 трлн рублей. Для сопоставления, размер вкладов физлиц во втором по этому показателю посреди русских банков ВТБ на 1 июня составлял 4,3 трлн рублей.

Как следствие, Сбербанк имеет возможность извлекать огромную чистую прибыль как в абсолютных, так и в относительных показателях. «Доминирующее положение на русском банковском рынке дозволяет Сбербанку задавать наиболее прибыльные для него ориентиры по ценовым условиям главных активных и пассивных операций. В 2019 году толика Сбербанка в прибыли всего банковского сектора РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) в сопоставлении с предшествующим годом снизилась и составила около 40%, но мы ожидаем роста данного показателя по итогам 2020 года на фоне предсказуемого общего понижения размеров банковской прибыли», — указывают аналитики АКРА, и пока их прогноз подтверждается текущими фактами.

По данным свежайшего исследования агентства «Национальные кредитные рейтинги» (НКР), в мае по сопоставлению с апрелем прибыль русских банков (без учета санируемых) свалилась в трижды, с 35,5 миллиардов рублей до 12,2 миллиардов, а без учета результатов постоянно выгодного Сбербанка система совершенно сработала в минус, показав в мае убыток в 33 миллиардов рублей против апрельской прибыли в 24 миллиардов. В мае балансовый убыток зафиксировали 163 банка против апрельских 140. Возобновившиеся в крайние деньки отзывы банковских лицензий свидетельствуют о продолжении тренда на монополизацию русского банковского сектора — сегодняшний кризис переживут далековато не все кредитные организации, а воспользуются сиим, естественно, «большие рыбы».

В июне, следует из недавнешнего релиза Сбербанка, его незапятнанная прибыль составила 62,3 миллиардов рублей, а за все 1-ое полугодие достигнула 337,5 миллиардов рублей. Это приметно меньше, чем за тот же период прошедшего года (444,2 миллиардов рублей, по данным «Банки.ру»), но прибыль остальных русских банков (тех, у которых она еще остается) даже близко не сравнима с этими показателями, к тому же у Сбербанка с недавнешних пор возникли новейшие способности поддерживать свою прибыль.

В первую очередь идет речь, естественно же, о получившем скандальный резонанс решении ввести комиссию за любые переводы на сумму наиболее 50 тыщ рублей в месяц в размере 1% от суммы трансакции (но не наиболее тыщи рублей с перевода) — конкретно так Сбербанк отреагировал на необходимость отменить «банковский роуминг» за переводы меж регионами. Не считая того, Сбербанк упразднил бесплатный предел на перевод средств через банкоматы — за перечисление хоть какой суммы сиим методом сейчас взимается комиссия в размере 1%. Недовольство юзеров «экосистемы» Сбербанка вызвали и остальные решения — к примеру, на форумах банковских клиентов встречаются сообщения о том, как недавнешние «путинские» выплаты на малышей автоматом списывались со счетов в целях погашения разных задолженностей, а взамен гос программки «кредитных каникул» предлагались собственные инициативы в этом направлении.

Итог еще одного проявления комиссионной самодеятельности не принудил себя ожидать: незапятнанный комиссионный доход Сбербанка за 1-ое полугодие вырос на 7,4% год к году до удивительных 227,5 миллиардов рублей — как пояснили в банке, в основном это вышло в итоге роста незапятнанных доходов от расчетно-кассовых операций на 14,8% и двукратного роста доходов от брокерского обслуживания. За 1-ое полугодие доходы Сбербанка лишь от комиссий за переводы составили 31 миллиардов рублей, хотя тенденция к их росту наблюдалась и ранее. Как надо из аналитики АКРА, в 2017—2019 годах толика незапятнанных комиссионных доходов в структуре операционных доходов Сбербанка до сотворения резервов выросла с 21,8% до 26%. В целом причина этого понятна: комиссии приносят банкам еще наиболее обычный и гарантированный доход, чем кредитование русской экономики.

Параллельно со быстрым разбуханием цифровой «экосистемы» Сбербанка в Рф происходит практически неконтролируемый рост различных видов киберпреступлений. Выражение «звонок из колл-центра Сбербанка» уже издавна сделалось сетевым мемом — сообщения о очередных жуликах, выдающих себя за представителей наикрупнейшго банка страны, возникают фактически раз в день. И если судить по недавнешнему пресечению деятельности псевдоколл-центра Сбербанка в столичном СИЗО «Матросская тишь», то их деятельность имеет промышленный размах.

В первом квартале количество киберпреступлений в Рф подросло на 83,9%, а общие утраты русской экономики от киберпреступлений в 2020 году могут составить порядка 3,5 трлн рублей — приблизительно на триллион больше, чем год назад, заявил некоторое количество дней вспять зампред правления Сбербанка Станислав Кузнецов. Причина происходящего, по его воззрению, явна: рост киберпреступности спровоцировала эпидемия коронавируса. Но схожая аргументация смотрится, мягко говоря, неубедительно, беря во внимание то, что до середины марта, то есть фактически до конца первого квартала, коронавирус практически не влиял на ежедневную жизнь россиян.

Неувязка, нужно мыслить, состоит в том, что погоня за цифровизацией всего и вся, похоже, резко обогнала способности кибербезопасности — мошенники идут если не на шаг впереди, то ненамного отстают. Еще одним доказательством этого стали недавнешние сообщения в соцсетях о том, что мошенники научились употреблять сервисы Сбербанка по открытию счетов, чтоб отправлять возможным жертвам СМС с официального номера банка для доказательства подлинности звонка.

Размах цифрового рвения банкиров и чиновников точно не соответствует и тому, что можно именовать цифровой культурой населения — и откуда ей, спрашивается, взяться, если самой моде на цифровизацию посреди русской элиты без году неделька? Отсюда, фактически, и несчастные конспирологические догадки о настоящих целях цифровизации и «чипизации», хотя ставить неловкие вопросцы точно необходимо в несколько другой плоскости. Полная цифровизация, в особенности в русском ее выполнении, точно являет собой нечто прямо обратное тому представлению о глобальной сети, которое было у ее отцов-основателей, видевших в вебе и новейших ИТ-технологиях возможность для большего равенства людей.

Потому быстрое пришествие цифрового тоталитаризма денежных «экосистем» безизбежно поставит вопросец о том, как и раньше ли вероятна и в каких формах сетевая демократия. Пока единственным спонтанным пользующимся популярностью ответом на цифровое пришествие, похоже, остается уход в старенькый хороший кэш — в разгар коронавирусного карантина спрос на наличность в Рф достигнул рекордного уровня: по данным ЦБ, в середине мая с банковских счетов в среднем снималось 10−50 миллиардов рублей в денек. Силы раздельно взятых банковских клиентов и организованной машинки цифровизации точно неравны, но это совсем не означает, что ее способности полного контроля беспредельны.

 

Ещё новости

Добавить комментарий