Заместитель генерального директора по производству «Первой мебельной фабрики» поведал о том, что на практике даёт роль в нацпроекте «Производительность труда».

Интервью

Государственный проект «Производительность труда и поддержка занятости» -Фото: Источник

Читайте также
Герман Греф раскритиковал нацпроекты

В Ленобласти подводят подготовительные итоги «дорожного нацпроекта»

В Петербурге к роли в нацпроекте «Производительность труда и поддержка занятости», оператором которого выступает Региональный центр компетенций, планируют привлечь 455 средних и больших компаний. Сейчас посреди их «Кронштадтский Морской завод», фабрика детской обуви «Скороход», «Балтийский завод» и «1-ая мебельная фабрика». Цель –прирастить производительность труда в компаниях несырьевого сектора на 5% к 2024 году. До конца 2020-го в проекте могут принять роль компании с годичный выручкой от 400 до 800 млн рублей, но «входной порог» планируется поднять с 2021 года. Подробнее о том, что на практике даёт роль в нацпроекте – в интервью шеф-редактора Business FM Петербург Максима Морозова с заместителем генерального директора по производству «Первой мебельной фабрики» Ефимом Гришпуном.

Максим Морозов: Мы говорим о государственном проекте «Производительность труда и поддержка занятости». Он реализуется в нескольких регионах, в том числе в Петербурге. Мотивированные характеристики – производительность во всех несырьевых отраслях экономики обязана возрости на 5% к 2024 году.

 

О ПЕРСПЕКТИВАХ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА

Ефим Гришпун: Мы желаем на первом шаге, который занимает 6 месяцев, прирастить свою производительность на 30%.

Максим Морозов: Что дает роль в государственном проекте? Ведь любая компания могла бы и без помощи других ставить для себя свои собственные «национальные проекты» и достигать результаты. Для чего роль?

Ефим Гришпун: Производительность труда, до этого всего, зависит от квалификации профессионалов, от их вовлеченности в процесс. 1-ое, что мы желали – это подтянуть квалификацию наших рабочих, наших профессионалов. Мы посчитали, что если будем учить людей всему этому сами, то это обошлось бы в сумму около 300 тыс. рублей на 1-го сотрудника, для менеджеров высшего звена практически в 1 млн. А тут все обучение, все методические материалы, вся подготовка, в том числе действий на фабрике, нам дается за счет бюджета безвозмездно. И нас весьма подкупил, естественно, сам формат мероприятия, поэтому что мы получаем классного, высококвалифицированного профессионала, который, на самом деле дела, в 1-ые три месяца совершенно не выходит из компании. Он вкупе с нами, вникая во все детали, помогает реализовывать процесс.

Максим Морозов: К слову, вопросец о коммерческой тайне. Во все ли процессы можно допустить такового постороннего наблюдающего, профессионала?

Ефим Гришпун: Мы взяли за главный процесс производства. Позже будем расширять далее. Ничего такового, чтоб недозволено было там демонстрировать, нет.

Максим Морозов: О правах и обязательствах желал спросить. Вы о правах поведали, другими словами о тех сервисах и способностях, которые возникают, когда компании участвуют в государственном проекте. Со собственной стороны, что компания должна создать?

 

О ПРОЕКТНЫХ ПРАВАХ И ОБЯЗАННОСТЯХ

Ефим Гришпун: Компания обязана организовать роль людей во всех действиях обучения, которые предусмотрены проектом, в разработке документов, проведении картирования и так дальше. Там целый набор способов диагностики и способов решения задач. Все это создать, все это организовать и достигнуть тех результатов, которые запланированы в рамках процесса.

Максим Морозов: Тем должны повыситься и конкурентноспособные достоинства компании.

 

О КОНКУРЕТНОСПОСОБНОСТИ

Ефим Гришпун: Непременно. Поэтому что увеличение производительности труда дает возможность понижения уровня себестоимости, издержек производства. Это все напрямую влияет на конкурентоспособность компании и ее размещение на рынке.

Максим Морозов: Вроде бы вы оценили свойство и эффективность работы разных сервисов, в том числе электрических сервисов, которые задействованы в реализации государственного проекта?

Ефим Гришпун: Довольно высоко. На этих сервисах представлены примеры, представлено весьма не плохое методическое обеспечение в виде разных веб-сайтов, различной литературы.

 

О РЕАКЦИИ СОТРУДНИКОВ НА НОВОВВЕДЕНИЯ

Максим Морозов: О чем молвят сами сотрудники, начиная от линейного персонала и заканчивая топ-менеджментом, как они оценивают нововведения, которые предугадывают роль в государственном проекте?

Ефим Гришпун: С топ-менеджментом все отлично, поэтому что если б топ-менеджмент был бы против либо был бы не размещен к этому делу ничего бы и не было. Что касается рабочих и других служащих компании, а мы начали конкретно с производства – сначала, естественно, как в любом новеньком деле, была определенная настороженность. Но проектом предвидено обучение людей различных уровней, рабочих и мастеров, им доводили информацию, демонстрировали, были собрания с ролью управления фабрики. Сначала была определенная настороженность, но на данный момент уже люди начинают довольно интенсивно заходить в данную тему, выдвигать предложения, реализовывать эти предложения. Лед начал таять!

Добавить комментарий