Мысль о том, что цели экономической политики страны можно формулировать в определениях «догнать и перегнать», постоянно была очень популярна в Рф. Самой известной историей, была попытка «догнать Америку по мясу и молоку», которая так и не удалась. В уже относительно недавнюю историческую эру ставилась задачка «догнать и перегнать» Португалию по ВВП на душу населения.

Позже мы догоняли (по воззрению экс-министра Орешкина уже и перегнали) Германию уже по «подушевому ВВП». Но лишь не в {живых} деньгах, а с учетом «паритета покупательной возможности». Мол, в силу того, что в Рф люд беднее, заработной платы меньше, то приблизительно те же самые продукты и услуги, которые германец покупает недешево, российский может приобрести дешевле: вот он, экономический прорыв.

Как такое быть может, когда процентов сорок-пятьдесят (а то и больше) русского употребления обеспечивается импортом (да и лимузины, на которых у нас ездят начальники, продаются в Рф никак не дешевле, чем в Германии), понимает, наверняка, лишь сам прошлый министр. Вообщем, по покупательной возможности не то что русский министр, а какой-либо глава районной администрации не уступит ни канцлеру Германии, ни президенту Франции, ни английскому премьер-министру.

Но нужно признать, что русским министрам по экономике есть за что себя похвалить. Интернациональный денежный фонд в собственных октябрьских прогнозах докладывает, что ситуация с карантинным провалом ВВП в Рф обстоит намного лучше, чем предполагалось ранее: заместо спада на 6,6%, будет тоже спад, но на 4,1%.

Это, естественно, ужаснее, чем то, во что желает веровать Министерство экономического развития (минус 3,9%), но лучше, чем считает Счетная палата. Согласно ее оценке, в базисном сценарии ВВП РФ снизится на 4,2%, а в ограниченном — на 4,8%.

СОМНИТЕЛЬНАЯ УДАЧА

Почему экономика сжимается так оптимистично? Да поэтому, что сегодняшнее падение ВВП во всех странах было результатом искусственного ограничения деловой и социальной активности и оказалось производной от их структуры экономики. К примеру, в США в экономике велика толика сверхтехнологичных услуг, к примеру, мед. Потому лишь сокращение мед услуг, не связанных с COVID-19, привело к падению ВВП США наиболее чем на 2%. Снимем карантины — и все возвратится в норму, рассуждают в продвинутых странах.

В Рф — иная ситуация. Так, в русском экспорте фактически нет продуктов конечного употребления (с высочайшей добавленной стоимостью). А на экспорт сырья оказала воздействие в первую очередь ситуация на рынках нефти (соглашение ОПЕК+ о ограничении добычи) и газа (из-за аномально теплой зимы в Европе), а это причины, которые от спада мировой экономики впрямую не зависят. Неэнергетический экспорт из Рф сократился в границах 5% — еще меньше, чем в кризис 2008—2009 гг. Не считая того, толика отраслей, производящих «конечные» продукты и услуги для потребителей в РФ ниже, чем в остальных странах. Плюс к этому относительно маленький карантин и финансовая помощь совершенно бедным затормозили падение. В общем, экономика РФ оказалась устойчива, поэтому что падать ей было особо некуда, а сама она является производной от мирового спроса на сырье.

Да и устойчивость эта, честно говоря, оказалась так для себя. В «{живых} деньгах», по итогам 2020 года, русский подушевой ВВП составит, по оценке МВФ, $9 970, на 14% меньше, чем в 2019 году. Это возвращение на уровень 2007 года, и на 68-е пространство в мире.

Но что будет позже?

ДОГНАТЬ ТУРКМЕНИЮ

Не будет у вас роста, пожимает плечами МВФ, если вы «не свалились» на данный момент, это совершенно не означает, что у вас получится расти в будущем. Если прогноз на 2020 год был повышен, то прогноз на 2021 год был снижен с 1,3 процентного пт, до 2,8%.

По расчетам фонда, посткарантинный рост экономики РФ будет практически в два раза медлительнее среднемирового (5,2%) и наиболее чем в три раза отстанет от среднего по развивающимся странам (6%).

Даже экономика государств, с которыми мы никогда и не ассоциировали РФ, будут расти резвее.

Хорошо бы Западная и даже Восточная Европа. На данный момент, по расчетам МВФ, Наша родина в 4,5 раза отстает по уровню жизни от продвинутых стран — $46 350 ВВП на душу населения. К 2025 году этот показатель вырастет до $58 650, а отставание станет практически 5-кратным. Но Россию опередит и Китай — фактически, уже и опередил — считает МВФ: его подушевой ВВП вырастет с $10 840 в 2020 году до $16 280 в 2025 году.

В этом году Болгария уступает Рф одно пространство в рейтинге с показателем $9830. К 2025 году, считает МВФ, это будет $14 860, и 66-е пространство.

Даже «нефтяной» и авторитарный Казахстан, по расчетам МВФ, который в этом году занимает 74-е пространство с подушевым ВВП в размере $8780, к 2025 году поднимется на 69-ю строку с $13 090.

За пространство в рейтинге по уровню подушевого ВВП Наша родина будет соревноваться с Туркменией, которую на данный момент опережает практически на 20%. Но этот разрыв будет практически вполне ликвидирован в наиблежайшие 5 лет, считает МВФ. Туркмения в 2025-м покажет итог в $12 850 на душу, а Наша родина — $12 970. Всего 85 баксов различия.

В ЛОВУШКЕ СРЕДНЕГО ДОХОДА

Как же так? Да вот так, могла бы сказать Счетная плата РФ. В ее макропрогнозе обозначено, что к докарантинным показателям по уровню настоящего ВВП и уровню безработицы экономика РФ возвратится в наилучшем случае к концу 2023 года. На темпы же восстановления экономики в Счетной палате глядят еще наименее оптимистично, чем в МВФ: через несколько лет они будут составлять от до 2,5 до 2,7% ВВП, а уже в 2023 году опять свалятся до 1,5–2%. То есть до того уровня, который экономисты Центробанка РФ именуют потолком роста русской экономики.

Нужно сказать, что основным фактором, влияющим на экономическое положение РФ, в Счетной палате лицезреют не столько карантин, сколько цены на нефть.

По итогам 2020 года, среднегодовая стоимость баррели Urals в рамках нейтрального сценария ожидается на уровне $42, а 2022–2023 годах установится на уровне $55. В рисковом сценарии на 2021–2023 годы сохранится тенденция к постепенному увеличению нефтяных цен, но того же уровня — $55 за баррель — достигнет лишь в 2023 году. В обоих вариантах темпы роста ВВП РФ будут приметно ниже мировой экономики, предупреждают создатели прогноза, а рост доходов населения составит 2% в «нейтральном» сценарии и не выше 1,7% — в «рисковом». Потребление будет восстанавливаться резвее, но только за счет кредитов.

Что же это все-таки за волшебная цифра в 10–12 тыщ баксов «подушевого ВВП», который никак не может перескочить огромное количество государств? Парадокс так именуемой «ловушки среднего дохода», который издавна описан экономистами, заключается в том, что достигнуть этого показателя может в принципе неважно какая страна-либо за счет выкачки ресурсов, или за счет того, что поставит к станкам низкооплачиваемых работников. То есть той «производительности», которая достигается за счет падения толики зарплат в издержках производства, чем так гордится министр индустрии, и которую ранее было принято именовать «сверхэксплуатацией».

Но чтоб «пробить» эту планку, обычных устройств эксплуатации людей и ресурсов уже недостаточно. Не считая «роста людского капитала, инвестиций и нововведений», о чем повсевременно шлепают языком начальники, нужно соблюдение еще 3-х критерий: штатское общество и политическая конкурентность (хотя бы на уровне олигархии), следование по пути Первого мира, и — весьма принципиально! — нужно, чтоб 1-ый мир желал поддерживать это развитие.

А 4-ое условие — создание институтов инклюзии, позволяющих ввязывать все большее количество людей в процесс сотворения и скопления богатства.

Как гласил Джеймс Робинсон, доктор института Чикаго, соавтор блокбастера «Почему одни страны богатые, а остальные бедные», «… неувязка с выстраиванием институтов в том, что они отвечают всеобщим коллективным интересам, но могут не соответствовать чьим-то, по последней мере, короткосрочным личным интересам. И элиты изредка заинтересованы [в инклюзивных институтах]».

То есть нужно, чтоб вершина страны была заинтересована в том, чтоб все другие, условно говоря, разбогатели. А это, по факту, будет означать как отказ данной нам вершины от собственного сверхпотребления, так и демонтаж ряда управленческих инструментов. К примеру, один из самых мощных рычагов давления на людей в РФ — это как раз социальные пособия. Это не инструмент помощи людям, а инструмент власти над людьми. При зарплатах в 300–400 евро 100 евро пособия «на малыша» — огромные средства. А уж несколько тыщ безналичных евро «материнского капитала» — совершенно состояние. Но вот при заработной плате в 700–800 евро, соткой ты уже никого особо не напугаешь и не подкупишь.

ХОРОШАЯ ЖИЗНЬ КАК ЧУЖДАЯ ДЛЯ НАС ЦЕННОСТЬ

Рост доходов будет означать выход интересов людей за пределы обычного выживания — а это уже интересы другого уровня и это рост потребительских расходов. В наших критериях рост потребительских расходов — это рост спроса людей на экспортную выручку, которую вершина считает собственной. Если в летнюю пору Центробанк оценивал сумму вывоза капитала из РФ в 2020 году в $25 миллиардов, то крайний по времени «Среднесрочный прогноз Банка Рф» подразумевает, что отток капитала в этом году составит уже $53 миллиардов.

Хоть ты тресни — и денежная выручка уже свалилась, и людей не выпустили за границу, и торговые центры стояли закрытыми, и спрос на импорт сократился, и рубль подешевел, — а начальники, пока не упрячут свою долю в неопасных активах, не успокоятся.

Рост доходов людей и связанное с сиим развитие беспристрастно будут означать понижение воздействия капитала и ренты. Еще в позапрошлом веке экономист и статистик Генри Кэри установил, что в промышленно развитых городках США толика заработной платы в любом долларе произведенной продукции максимальна, но по мере продвижения в сельскохозяйственные и сырьевые районы страны толика заработной платы в продукте понижается, но вырастает толика капитала и ренты. Проще говоря: чем беднее люди и чем проще организована экономика, тем больше политическое воздействие тех, кто сосредоточил в собственных руках капитал.

Плюс — рост доходов людей принудит начальство увеличивать содержание своим вооруженным наемникам (то есть снова же придется делиться рентой).

И еще — в смысле масштабов личного употребления и способности бесконтрольного распоряжения ресурсами — наши «элитарии» даже превосходят собственных европейских «партнеров». Не так давно в Британии опять обсуждали еще одно происшествие с Борисом Джонсоном: будучи мэром Лондона, тот заплатил компании собственной любовницы 125 тыщ фунтов, при этом средства не украли, работа была изготовлена, просто вышел «конфликт интересов». Двенадцать с половиной миллионов рублей пустить «куда-то там» для русского начальника даже районного уровня — это так, сдача копейки с рубля. И без всякого экономического роста.

И вот какая неувязка. Даже поставь завтра 1000 правящих семей такую задачку: давайте добьемся подушевого ВВП РФ хотя бы в 20 тыщ баксов (не «по ППС», а в {живых} деньгах) — что будет?

Нефть и газ от этого не подорожают, а платить людям придется больше. То есть придется снижать опасности бизнеса, создавать мотивации для возврата средств в страну, созодать обычный трибунал и так дальше.

Придется делиться, проще говоря. Делиться с людьми.

А к этому начальники совсем не готовы. Проводимая ими политика не «левая», не «правая», не «ограниченная», не «либеральная», а «корыстно-прагматическая», как в колониях по всему миру лет триста вспять.

Замкнутая на себя группировка-корпорация получает сверхприбыли за счет монополии на эксплуатацию ресурсов, наемные служащие данной нам компании «живут лучше» по сопоставлению с остальным популяцией. Но, чтоб не увеличивать издержки на фонд заработной платы компании, остальное население обязано «жить ужаснее».

И как разъяснял доктор Робинсон: «…история указывает, что элиты изредка готовы рискнуть и создать ставку на то, что им получится остаться в выигрыше в итоге такового перехода [к инклюзивным институтам]… И мое осознание истории гласит о том, что элиты меняют систему, лишь когда ее предстоящее существование становится совсем неосуществимым».

Проще говоря, начальники будут жить так, как желают. Конкретно поэтому, что вы будете жить, как в Туркмении.

Дмитрий Прокофьев

Добавить комментарий