Фото: zik.ua

Есть два утверждения, обширно применяемые в политическом и историческом обиходе, которые, на самом деле, категорически противоречат друг дружке.

1-ое о истории, которая имеет свойство повторяться. 2-ое же о том, что неважно какая аналогия неверна.

В действительности же, как постоянно, всё бывает труднее.

А дело только в том, что, если одна и та же схема продолжает работать, то употреблять её будут раз за разом. Это именуют прагматизмом.

Вот и история с т.н. «отравлением» г-на Навального продолжает развиваться. У меня нет ни мельчайшего желания разглядывать её по существу. Как минимум, поэтому, что до сего времени нет ни мельчайшего представления о этом «существе»: что там вышло — не ведомо, а дискуссировать домыслы охотников  в излишке.

Этот вариант увлекателен иным: словосочетание «сакральная жертва», некогда введённое в наш обиход сейчас покойным г-ном Березовским, тут приходит на мозг фактически само.

Так вышло, что совершенно не так давно был юбилей одной таковой сакральной жертвы – 17 сентября исполнилось ровно 20 лет со денька исчезновения и убийства украинского журналиста Гонгадзе. Персонажа, сказать по чести, очень противного, но не будем дискуссировать покойников.

Значение тут имеет другое: произошедшее тогда убийство изменило Украину.

Конкретно оно, почти во всем, сделалось опорной точкой, с которой был начат организованный и методично осуществляемый до сего времени уход Украины на Запад. Конкретно «дело Гонгадзе» подготовило почву для первого Майдана, обеспечило его победу и приход к власти «оранжевых». Конкретно оно, в большой степени, сделалось предпосылкой того, что происходит на данный момент.

Начавшийся тогда украинский разворот, по словам местных наблюдателей и профессионалов, совсем не смотрится, как спонтанный, и рука некоего «модера» ощущается в нём до сего времени.

Сущность дела приблизительно в последующем. Оппозиционный журналист Гонгадзе был одним из самых ярчайших представителей тогдашнго пробандеровского медиасообщества. И просто взор на него из 2020 года может весьма ярко высветить весь масштаб конфигураций, произошедших на Украине за этот период времени: именовать его оппозиционным на данный момент никому бы даже в голову не пришло.

Тогда он, почти во всем, был маргиналом. На данный момент же те его взоры – главный политический тренд украинской современности.

Являясь убеждённым противником тогдашнего «многовекторного» президента Кучмы, он достаточно очень докучал ему и его окружению собственной деятельностью. За некое время до собственного исчезновения он сказал о том, что за ним смотрят. Но это не посодействовало, и вечерком 16 сентября 2000 года он ушёл и не возвратился.

Обезглавленное тело Гонгадзе было найдено спустя полтора месяца в Таращанском лесу под Киевом. То, что тело принадлежит конкретно ему, следственными органами было признано лишь два года спустя. А приговор по делу был вынесен спустя восемь лет, и все общепризнанные виноватыми в убийстве – сотрудники МВД Украины, включая даже 1-го начальника департамента.

В процессе следствия происходило много увлекательных вещей. К примеру, таинственный суицид главы МВД, который самоубился 2-мя выстрелами в голову. И это было не крайнее суицид в рядах фигурантов в погонах, связанных с сиим делом. Главу же МВД желали признать заказчиком, и его «самоустранение» сделалось формальным поводом к закрытию поисков заказчика в принципе.

Сейчас официально выявлены лишь исполнители. И конкретно вопросец о роли власти в этом деле был разыгран полностью.

Тут нужно создать отступление и кое-что уточнить.

2000-й год стал началом резкого остывания отношений меж администрацией Кучмы и Западом. По всем признаком г-н Кучма собирался завязывать с «багатовекторностью» и наиболее полномасштабно поворачиваться на восток.

За сиим не стояло никакой высочайшей идеи. Просто по чисто беспристрастным показателям сотрудничество с Западом не так и прибыльно. Например, свои кредиты они постоянно обуславливают политически, дают на кабальных критериях, и результатом этого является, по факту, переход страны под наружное управление — всё, что в итоге и вышло с Украиной.

Если разобраться, то для сотрудничества с Западом быть может лишь один мотив – идейный.

Идеологически заряженные бандеровцы тогда были достаточно далековато от основного политического мейнстрима. Но конкретно в тот момент, 20 годов назад, Украина встала перед выбором, который с неидеологической точки зрения был очевиден. И эта очевидность уже начинала получать полностью ощутимые черты: вовсю шли переговоры о разработке газотранспортного консорциума, причём, на критериях, которые сегодняшней Украине не могли бы даже присниться: по ним она делалась фактически партнёром Рф в деле реализации ресурсов на Запад. Какие перспективы перед ней раскрывались в связи с сиим – лишне даже гласить.

И конкретно в этот момент происходит убийство Гонгадзе.

Сходу же опосля того, как тело убиенного было найдено, полыхнул «кассетный скандал»: офицер СБУ Мельниченко, или сбежавший на Запад, или отправившийся туда по другой причине, обнародует записи дискуссий, на которых человек с голосом, схожим на глас г-на Кучмы, просит разобраться с Гонгадзе.

Нужно сказать, что никаких приказов о смертоубийстве на плёнках не звучало, ну и принадлежность самого голоса не была явна, но как записи стали достоянием общественности, то сходу же весьма организованно начала осуществляться массовая акция «Украина без Кучмы».

Она, во-1-х, стала кузницей кадров фактически всех главных активистов будущих Майданов, а, во-2-х, стала тренировочным полигоном по отработке самих этих Майданов.

Опосля неё на Украине возник отмобилизованный и вышедший на принципно другой организационный и технологический уровень прозападный актив. Всё ядро сегодняшнего бандеровского режима было сформировано конкретно тогда. Плюс был произведён идеологический и информационный перелом в настроениях украинского общества, что тоже никак не смотрится спонтанно.

А спусковым механизмом для всего этого сделалось убийство Гонгадзе, которое потом было практически сакрализовано «оранжевыми».

В этом деле весьма много неочевидного.

К примеру, кто и для чего делал записи, как Мельниченко сумел покинуть Украину (а по этому поводу там вскрылась целая спецоперация, организованная очевидно не самим Мельниченко), а основное – вправду ли приказ уничтожить Гонгадзе был отдан кем-то в окружении Кучмы. Либо же наличие этих записей, на которых Кучмой была брошена неосмотрительная фраза, сделалось предпосылкой того убийства.

Так либо по другому, результаты тех событий за два десятилетия стали просто колоссальными. На самом деле, Украина уже совсем иная страна. С иными людьми и иным будущим.

Как по сути произошедшее тогда имеет общего с сегодняшней историей невинно отравленного г-на Навального – это отдельный разговор. Но вот что совсем буквально: при рассмотрении схожих ситуаций в принципе очень лучше подразумевать ту историю, а ещё её последствия как для страны совершенно, так и для отдельных людей а именно.

Я совсем не исключаю того, что сам г-н Навальный весьма отлично это соображает. Может быть, конкретно такая причина его напористого желания возвратиться в Россию, где на него заведены уголовные дела, где его с нетерпением ожидают судебные исполнители и где его, вроде как, пробовали отравить.

Возможно, ему не так и охото становиться той сакральной жертвой. В конце концов, готового на всё самурая он меньше всего припоминает.

Что все-таки до резюме всей данной для нас истории, то недозволено проигрывать страну за государством.

Добавить комментарий