Фото: источник

Еще одно дикое событие в бедовой РосФедерации – ответ суда высшей инстанции на апелляцию по делу известного «историка Дмитриева», обвиняемого в «сексапильных действиях порочного нрава» (проще говоря, в педофилии) по отношению к собственной падчерице. Ранее трибунал отдал ему 3,5 года колонии, что вызвало волну всяких возмущений в соцсетях, при этом с обеих сторон: противники негодовали «почему так не достаточно?!» (по статье УК, по которой его винили, можно было отдать и все 15), ну а сторонники, посреди которых была вся прогрессивная общественность страны, тоже интенсивно протестовали, считая, что состава злодеяния в действиях 67-летнего Дмитриева совершенно нет, и его следовало высвободить, а не сажать так навечно (3,5 года – практически в два раза больше возлюбленной Путиным «двушечки»).

Ну и кассационная инстанция выдала: поменять приговор 3,5 года заключением Дмитриева…. на 13 лет. В стане «государственников» — ликование, «справедливость восторжествовала», сторонники Дмитриева просто, что именуется, охерели. По сути ТАКОГО никто не ждал.

Я не буду вдаваться в это очень мутное дело (довольно сказать, что оно все строится на каких-либо фото, которое следствие «нашло» в компе Дмитриева, проводя обыск по совсем другому, «политическому» делу – это так обычный прием охранки, что далее уже и гласить не о чем). Виновен Дмитриев, невиновен – бес его понимает; по идее, ответ на этот вопросец должен давать трибунал в обычном состязательном процессе, а так как о таком в нашей стране остается лишь грезить – перед нами, как в том анекдоте, «снова окаянная неизвестность».

Но дело не в виновности/невиновности; на самом деле сотворен очередной опаснейший прецедент, когда суд в Рф, и без того весь кривой и косой, преобразуется совершенно в какую-то издевку над правосудием. Ведь что вышло: кассация взяла да ужесточила приговор подсудимому В 4 РАЗА! Давайте разглядим эту ситуацию без ссылок на законодательство, которое в Рф все равно «что дышло», а с позиций здравого смысла. Ведь до сего времени вроде бы всеми по дефлоту числилось, что приговор по апелляции могут либо бросить без конфигурации, либо смягчить, либо, на худенький конец, совершенно отменить и навести дело на новое рассмотрение (крайняя функция в РФ фактически ВСЕГДА употребляется в ответ на оправдательные приговоры, которые система вытерпеть не может и старается не допускать в принципе).

А здесь оказалось, что еще есть и 4-ый вариант: ужесточить приговор, при этом в разы. 1-ое, что мы лицезреем: очевидное «помножение на ноль» процесса в первой инстанции. Другими словами первичный процесс тянулся аж несколько месяцев, вызывались очевидцы, участвовали в перекрестных допросах как от защиты, так и от обвинения, выступали специалисты, представлялись вещдоки, опрашивались и выступали со своими версиями как обвиняемый, так и потерпевшая – на основании всего этого, суммируя все приобретенные сведения и воспоминания, арбитр и выносит (мы, по последней мере, должны в это веровать) собственный приговор…

А позже собирается апелляционная инстанция, несколько часов (!) изучает дело, никого уже ни о чем не спрашивает, что-то там для себя кумекает – и выносит В КОРНЕ иной приговор (думаю, не нужно разъяснять, что 3,5 и 13 – это принципно различные числа). Спрашивается: ну и на хрена тогда все эти многомесячные рассмотрения, «выслушивания сторон» и остальной вроде бы абсурд? Если все за 6 часов можно пересмотреть на обратное? Где ж тогда это вроде бы конституционное «право на судебную защиту»? Давайте тогда все суды так проводить: судьи полистали материалы дела без присутствия как потерпевших, так и обвиняемых, хоба – вот и приговор! Для вас 13 лет, доскорого свидания (если доживете).

Это, непременно, полная профанация. Если б у судьи первой инстанции была какая-то проф честь, он опосля такового откровенного даже не изымательства, а глумления над собственной РАБОТОЙ был должен бы сходу подать в отставку (что он/она, естественно, не сделает).

Но это лишь один слой, а есть и наиболее глубочайший. Совершенно в запрете на пересмотр уголовных (!) приговоров по апелляции в сторону ухудшения есть и иной смысл: это простая защита обычного гражданина перед государством. Задумаемся – что такое совершенно уголовный процесс? Это постоянно противоборство «правительство против человека», просто по определению. Есть правительство со всеми его бескрайними ресурсами и аппаратом насилия, «государевыми людьми» — и есть один, при этом не правонарушитель, а обвиняемый. Даже если его фамилия Чикатило – он обязан иметь хотя бы какую-то надежду на беспристрастное рассмотрение, так как силы сторон уж очень неравны.

И прокурор, и следователи, и полицейские – все получают заработную плату и поощрения за «палки», всем платят конкретно за то, что они «открывают» и «ловят преступников», а не попросту красуются в прекрасной форме – потому «обвинительный уклон» заложен в систему правосудия вначале, даже в самых обмысленных системах. Даже сам по для себя процесс: человека винит прокурор, за ним целая облако следователей, за госсчет нарывающих улики, а сверху арбитр, тоже человек на госслужбе. А против – всего только обвиняемый и его юрист, которому он платит из собственных средств (если они есть). Силы вначале неравны.

(к слову, конкретно потому в обычных странах самое основное решение – виновен/не виновен – выносят присяжные, другими словами люди НЕ на госслужбе, «с улицы»; так хотя бы на теоретическом уровне снимается неравновесие, когда двое госслужащих, арбитр и прокурор, против 1-го адвоката).

И для того, чтоб хоть как-то выровнять позиции, вводится, например, презумпция невиновности – другими словами человек вначале считается невиновным и не должен это обосновывать в принципе, доказывается лишь ВИНА. Буквально так же запрет ужесточения задним числом (которое было еще в римском праве) – когда недозволено отдать больше уже приговоренным, даже если законы поменялись (а меньше – можно!)

Отсюда же обязано следовать, что недозволено ужесточать при кассации либо апелляции. Смягчить – можно. Другими словами обычный законодатель (по идее – представитель народа!) стремится по максимуму связать руки государству – ведь по другому «государевы люди» в собственной жажде «скошенных палок» и премий станут мочить обычных людей, у каких может просто не оказаться ресурсов на долгое сопротивление! Типа – выдержал ты один процесс, отыскал неплохого адвоката, обосновал, что вина не таковая уж большая, практически выскочил из зубов – а нет, ни хрена! Не достали тебя на первом процессе – забудь, достанем на втором! Врешь, не уйдешь! А для тебя, например, и так 67 лет.

Другими словами так, как сделали – просто недозволено созодать. Это полное разрушение правосудия как такого, перевоплощение его в РАСПРАВУ. Попал под трибунал – считай, под каток, {живым} не выйдешь.

Так недозволено.

Добавить комментарий