Мы будем прекрасно жить, и отрадно, и уместно, поэтому что мы люди, поэтому что у нас есть головы на плечах и поэтому что мы так желаем. А кто нам может помешать?

(А.С. Макаренко. Педагогическая поэма)

Некто эксперт, аналитик и субъект без определенного рода занятий, узнаваемый в узеньких кругах под громким псевдонимом Александр Роджерс излил на жаждущую разумного, хорошего, нескончаемого общественность свое мировоззрение по поводу состояния современного русского образования. Его право — на данный момент любой суслик в поле агроном, в особенности если делает важную и ответственную задачку отлакировать серьезную реальность развитого путинизма до зеркального торжественного блеска. Обрисовать схожих субъектов, млеющих от своей гениальности, направленной на нижайшие заверения в совершенной преданности правящему режиму можно смешным простоквашинским диалогом:

— Какая, к примеру, полезность от данной нам картины на стенке?

— От данной нам картины на стенке весьма большая полезность — она дырку на обоях загораживает!

Тема, меж тем, затронута очень немаловажная, нездоровая, проблемная, и обрисовать ее, верхоглядски поигрывая парой-тройкой определений не получится. Можно, естественно, как это сделал создатель, сосредоточиться на восхвалении ЕГЭ и умалении плюсов устаревшей русской системы образования, блеснуть своими фуррорами на поприще, следы которых, к огорчению, для истории не сохранились, и призвать «вникать в проблематику, много мыслить и даже, не побоюсь этого слова, получать озарения. Тщательно работать в течение долгого времени». А всем несогласным объявить, что они «хрюкают», «пускают слезу», воют и истерят — роджерсам на данный момент и не такое с рук сходит. Этот эрудит и гигант мысли даже снизошел до того, чтоб панибратски похлопать по плечу А.С. Макаренко, который по версии ЮНЕСКО отнесен к четырем преподавателям, определившим метод педагогического мышления в XX веке: «Это восхитительная система «без отрыва от производства», когда необходимо из беспризорника создать полезного члена общества. Отдать ему профессию, чтоб он не стал уголовником. Просто восхитительная. Но это уровень ПТУ, к средней общеобразовательной школе он не имеет дела, не говоря уже о институтах». Вот за Антона Семеновича, настоящего подвижника русской российскей педагогики, сделалось грустно. Во-1-х, Роджерс по-видимому считает, что профобразование — это «3-ий сорт не брак», пригодное разве что для обезвреживания деклассированных частей общества, а во-2-х, он с системой Макаренко не знаком, по другому был бы в курсе его известного выражения: «Моя работа с беспризорными никак не была специальной работой с беспризорными детками. Во-1-х, в качестве рабочей догадки я с первых дней собственной работы с беспризорными установил, что никаких особенных способов по отношению к беспризорным употреблять не надо».

И как молвят в восточных притчах о персонаже, который свою роль отыграл и по сюжету больше не пригодится, вот все о Роджерсе.

Если кому-то непонятно, то система проф образования в стране убита напрочь, так что о ней можно фактически запамятовать. Депутат заксобрания Забайкальского края Миша Якимов не так издавна заявил: «Мы желаем сейчас, чтоб у нас были квалифицированные кадры. У нас их не будет никогда, до того времени пока штатное расписание раз в год, в том числе и в этом году сокращается на 10%. Это я официально говорю, поэтому что я с сотрудниками продолжаю дружить. На 10% уже уменьшили и пример моего образовательного учреждения касается всех. Мы будем выпускать философов». Якимов не паникер и не болтун, дальний от озвученной препядствия — это почетаемый спец, который наиболее 30 лет работал в системе профтехобразования, знатный работник исходного проф образования РФ, заслуженный работник образования Читинской области. И если ранее проф техническое училище готовило обученных рабочих по профессиям, требующим завышенного общеобразовательного уровня, то на данный момент там готовят «философов», а поточнее менеджеров, банковских работников, бухгалтеров. Профессии, естественно, нужные, но если у вас трубу прорвет, вы же не на поиски менеджера побежите?

В голове у почти всех прочно засел стереотип, что в средне-специальные учебные заведения идут лишь те, кого не взяли в 10 класс, почти все убеждены, что ПТУ, колледжи, техникумы — это гетто для неучей и хулиганов, и, к огорчению, в этом есть большая толика правды. Но это значит, что нужно не ржать над плачевным состоянием проф образования с высоты непонятного плюсы диплома бакалавра, а возрождать эти самые ПТУ, возвращать человеку труда престиж и почтение в обществе, по другому в стране скоро не остается умельца, способного гвоздь забить либо прокладку в кране поменять — одни специалисты да аналитики. К слову, если посреди почетных читателей есть любители жанра постапокалипсиса, от которого как от сумы да кутузки не зарекаются, то они не дадут соврать: кто в мире, потерпевшем крушение, самый подходящий, нужный и почетаемый член общества? Тот человек труда: электрик, сантехник, строитель, ветеринарный врач, словом, хоть какой, умеющий что-то полезное созодать руками.

Что касается ЕГЭ, то у него есть и противники, и сторонники, но лично мне импонирует мировоззрение одной русской школьной учительницы: «ЕГЭ является не предпосылкой, а элементом деградации образования, одним из методов поражения образования, вкупе с профильным обучением, оптимизацией, засильем бумаг, созданием определенного дела к образованию и школе в обществе». Отношение же в обществе транслируется с самых верхов, этот же экс-премьер Д.А. Медведев в очередной раз «прославился», когда заявил: «Меня нередко спрашивают по учителям и педагогам. Это призвание, а если охото средства зарабатывать, есть масса красивых мест, где можно создать это резвее и лучше. Этот же самый бизнес. Но вы же не пошли в бизнес, как я понимаю, ну вот».

А что «ну вот»? Доктор В.Э. Багдасарян издавна указывал на то, что модель образования не может существовать в отрыве от социальной действительности, потому имеем то, что имеем: «С одной стороны есть практически остатки прежней русской образовательной системы, которая разрушена и есть ее осколки, а с иной стороны, есть управление образовательной средой, которое занимает принципно другие, диссонирующие с прежней русской системой позиции. Этот подход был в свое время озвучен Чубайсом: «Педагог, не способный сделать собственный бизнес, ставит под вопросец собственный профессионализм»».

Коммерциализация образования — это не попросту фантазии Чубайса, а долгоиграющий прозападный чужеродный тренд, который заложил экс-министр образования, сейчас ассистент президента РФ и орденоносец за «огромные награды в развитии системы образования и науки Русской Федерации и многолетнюю плодотворную деятельность» г-н Фурсенко. Тот деятель, который призывал отрешиться от попыток русской системы сформировывать человека-творца, ибо на данный момент задачка состоит в том, чтоб взрастить квалифицированного пользователя, способного грамотно воспользоваться плодами творчества остальных. Если б Макаренко пробовал выполнить свои смелые педагогические планы в наши деньки, его бы просто не сообразили, поэтому как Антон Семенович грезил конкретно о воспитании человека-творца, новейшего человека: «Для нас не достаточно просто «поправить» человека, мы должны его воспитать заного, другими словами должны воспитать так, чтоб он сделался не попросту неопасным либо безобидным членом общества, но чтоб он стал активным деятелем новейшей эры». Но конкретно в активных деятелях фурсенки и не испытывают нужды — а ну как эти грамотеи начнут находить подлинные предпосылки деградации русского образования?

Доктор С.С. Сулакшин, создатель Программки переустройства Рф «Реальный социализм«, справедливо и агрессивно критикует формулу, которая таковой важный социализирующий институт общества и страны как образование, превращает в лавочку по вышибанию доходов, приводя очередной перл Д.А. Медведева «Стране нужна новенькая культура. Все, от бюрократа до крестьянина, должны создавать и потреблять продукты все наиболее неплохого свойства». Вот и все. Создавать и потреблять. Чем это различается от фермы со стадом, которая производит что-то, там же что-то и потребляет, навоз выносят… а дальше развивать эту неутешительную идея нет необходимости. Человек активен, человек мир строит, смысл в том, чтоб он строил этот мир к наилучшему, к хорошему, к будущему, а не назад в черные времена, в которые нас тянут болонские реформы, растущие как сорняк из концепции «сервисного страны», в каком одним из видов услуг являются образовательные услуги.

Совершенно иной тип страны — это правительство, реализующее принятые обществом нравственные эталоны («нравственное правительство»). Оно исходит из необходимости развития человека в согласовании с этими эталонами. Таковым образом, функции страны нравственных эталонов оказываются не попросту другими, а в определенных отношениях обратными функциям страны сервисного. Заместо образовательных услуг образование в таковой модели выстраивается как человекостроительство (воспитание личности) (Багдасарян В.Э. Русское образование: выбор пути)

Не так давно состоялся очень увлекательный и плодотворный Животрепещущий разговор на ютуб-канале Центра Сулакшина как раз на актуальную и актуальную тему образования, в каком воспринимали роль школьники, студенты, педагоги. И думается мне, что Антон Семенович Макаренко, будь он посреди нас, обязательно встал бы на сторону человекостроительства, которое производить должны и способны не затюканные бедностью, бюрократизмом и ролью «услужающих» русские учителя, которых с начальственных высот отправляют в бизнес, а спецы собственного нелегкого, но весьма принципиального дела, почетаемые обществом и поддержанные государством: «Человек не может жить на свете, если у него нет впереди ничего веселого. Настоящим стимулом людской жизни является завтрашняя удовлетворенность. В педагогической технике эта завтрашняя удовлетворенность является одним из важных объектов работы. Поначалу необходимо организовать самую удовлетворенность, вызвать ее к жизни и поставить как действительность. Во-2-х, необходимо напористо претворять наиболее обыкновенные виды радости в наиболее сложные и человечески значимые».

Как современный русский преподаватель может нести ученику завтрашнюю удовлетворенность, если у него самого лишь нынешняя грусть и вчерашнее разочарование в профессии?

Любовь Донецкая, Альянс Народной Журналистики, команда поддержки Программки Сулакшина

Добавить комментарий