Сетевое издание «RostovGazeta» опубликовало статью «Ряженый сепаратизм. Кто создаёт в Ростовской области казачью республику?». Издание констатирует, что вопросец обособленности казаков остро стоит в Ростовской области с 90-х годов, некие из их не считают себя русскими и отмечают это при переписи населения, остальные совсем молвят о том, что им нужна отдельная республика.

Речь в статье в целом идёт о сохранении и развитии казачьего гутора, балачки, казачьих культурных традиций. И о том, что казаки много лет настаивают на государственной идентификации собственного народа. Таковой же, как и… российская.

Настораживающий момент. Как и то, что проводники данной идеи подчёркивают, что «природные казаки, которые третируют исследованием казачьего, в исторической перспективе не сумеют в полной мере считаться всеполноценными, социально приспособленными в казачьей среде, как личности, утратившие связь со своим народом».

Почему-либо схожий романтизм навевает мысли о истории формирования другого «природного» этноса, такового же «хорошего» от российского, и в некий момент отхватившего местность меж Луганском и Ужгородом. С неумолимой стремительностью принявшегося созодать «всеполноценными» и «социально приспособленными» всех, кто «утратил связь со своим народом».

История Украины — это двухсотлетнее насаждение публичному сознанию легенд о так именуемом украинском государственном возрождении. В девятнадцатом веке его ещё назвали украинофильством, над которым почти все имперские бюрократы, литераторы и политические деятели похихикивали, как и над сегодняшними ряжеными казаками. И не воспринимали всерьёз, даже во многом помогали, от всей души считая, что сохраняют для Рф языковое и культурное обилие.

Но украинство, заявляя о культурных претензиях, на самом деле представляло собой революционное политическое движение, сделанное жалким меньшинством людей на территориях Русской Империи и Австро-Венгрии. Никаким отдельным от российского (малоросского) этносом движение не могло быть, поэтому как подавляющее большая часть подданных РИ олицетворяло себя единым народом.

В некий момент у украинофилов появились претензии на обретение своей местности, чтоб уже на ней прививать свои самостийнические идеи. И как зашатался королевский трон, любители мовы и шароварных традиций перевоплотился в сепаратистов, провозгласив в 1917 году в Киеве Украинскую народную республику. Просуществовала она, правда, недолго, но крови российской пролила много.

В конце концов, чтобы возвратить страдающие от сепаратистов местности Малой Руси большевикам пришлось идти на создание уже целой государственной республики — УССР. Да ещё и ради мира и дела революции включать в неё местности, никогда в сферу украинствующих не входившие — Донбасс, Новороссию, Слобожанщину. Когда же зашаталась и русская власть в 1991 году, то украинофилы реализовали собственный (и западный) план — отрыв большой богатой местности и части российского народа от русской матрицы.

То, что сейчас происходит в казачьих кругах в части сохранения культуры и традиций, сепаратизмом в осознании УК РФ именовать недозволено, потому что — это никак не «общественные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности». Думается, что нет никакой уголовной ответственности и в части требований казаков Дона, Терека, Кубани и Урала признать себя отдельным народом, объединённым общим языком, культурой, историей, одежкой, ритуалами и традициями.

В самом деле, ну, не сажать же моряков в кутузку, если они вдруг захочут стать отдельным народом. Язык у мореманов имеет свои проф, сословные, индивидуальности. Форма одежки тоже типичная и отличительная. Есть звания и касты. История российского флота уходит в глубь веков. Ну, а обрядов и традиций столько, что тома писать можно.

По российскому Закону «О гос службе русского казачества», принятом в 2005 году, казаком может считаться лишь тот, кто состоит в казачьем обществе. Выходит, что таковым правом владеет хоть какой гражданин. Тут претензии моряков на необыкновенную «народность» могли бы быть даже наиболее значимыми, всё- таки нужно отслужить Отечеству некоторое количество годков, чтоб потом в крайнее воскресенье июля, надев тельняшку, лупить себя в грудь и нырять в фонтаны.

По данным на 2018 год в 11 войсковых казачьих обществах, состоит около 189 тыщ человек. Думается, что если посчитать количество людей, прошедших через флот, то цифра будет куда больше. Вообщем, мореплаватели приведены для примера. Можно взять и пограничников. У их, если задуматься, то и местности свои есть. Было время, в неких регионах РИ пограничников назвали украинцами.

К слову, как было сказано выше, украинство — это идеология, а украинец, если откинуть пропагандистские клише современности, не национальность, а партийная принадлежность. В начале ХХ века о этом писали 10-ки российских историков, политиков и философов. Исходя из этого, отдельным народом можно испытать стать и членам компартии. Сформировавшийся за время КПСС особый канцелярско-номенклатурный язык, особая культура, есть своя история, свои герои, отличительные знаки, сословность, реестры, легенды, ритуалы и традиции.

Масса соц групп имеют свои, присущие лишь им черты и ценности. Вообщем, это не повод претендовать на какую-то особую этничность и тем наиболее самостийничество от величавого российского народа. Так можно с мечтами о собственной республике условиться и до гитлеровских месседжей, который, как понятно, лепил независимую Казакию по тому же принципу, что и самостийную Украину. Вспомним хотя бы слова генерала Петра Краснова, произнесенные в летнюю пору 1944 года в Потсдаме: «Казаки! Помните, вы не российские, вы казаки, самостоятельный люд. Российские агрессивны для вас. Москва постоянно была противником казаков, давила их и эксплуатировала. Сейчас настал час, когда мы, казаки, можем сделать свою независимую от Москвы жизнь».

В 2014 году довелось мне много пообщаться с казаками Ростовской губернии, прибывшими в Донбасс поддержать российское сопротивление бандеровской злости. Помнится, как один юный человек уверял, что до Октябрьской революции 1917 года, местности ДНР и ЛНР были частью Области Войска Донского, отсюда вывод, что тут нужно возродить казачество, пусть даже через колено.

И пробовали возрождать, было дело. Да так, что в неких городках Донбасса от слова «казак» мирных людей до этого времени обхватывает кошмар. Но дело в том, что Область Войска Донского — не лишь само Войско Донское. Это была большая земля, разделённая на несколько округов и уездов. Со своими местными элитами, потенциалами, чертами, укладами. Некие конфликты меж областными промышленниками, штатскими и войсковыми администрациями выходили за пределы местности и разрешались на уровне Петербурга.

В период революционных событий казачество разделилось. Часть поддержала белогвардейское движение, часть — большевиков. Большая часть предпочло нейтралитет. Донбасс помнит и пробы казаков под предводительством атамана Каледина покарать восставшее население шахтёрского края. Кровь лилась ручьями. Не таковая уж она и невинная — стихия казачьей вольницы и самостийничества в периоды революционных потрясений для Отечества. Вон, те, кто сейчас расстреливает городка Донбасса из артиллерии, тоже кричат, что они «козацького роду».

Продолжая тему, так можно и шахтёров именовать отдельным народом. Тоже имеют и собственный особый сленг, и форму, и преемственность, и огромные традиции. Даже мифология шахтёрская есть, сказки, песни, литература. Этносы появляются как людские популяции, в предстоящем развиваясь как социальные системы. Отсюда выходит, что этнос — это соц группа, членов которой соединяет воединыжды понимание собственной генетической связи с иными представителями данной нам группы.

Антропологические исследования казачества, проведенные В. Ф. Кашибадзе и О. Г. Насоновым проявили, что история донских казаков предполагает процессы передвижения из юго-восточных областей Центральной Рф, а также незначимое включение южных и восточных частей. Пример Донского казачества показывает нам контрастную этническую картину, в которую вписаны представители нескольких 10-ов народностей, посреди которых есть и ошеломляющие — молдаване, турки, эстонцы, таджики.

Генетические исследования проявили, что донские казаки сходны с популяцией Южных областей Рф и Восточной Украины. В целом казачий генофонд неотличим от восточных славян. Большая толика четких совпадений с гаплотипами казаков в 8% найдена в южнорусской популяции (От Тулы и Калуги до Сокола и Белгорода). 6% генетического сходства выслеживается с популяцией Центральной Рф. Самые огромные потоки переселения на Дон шли с местности современных Воронежской, Курской, Орловской, Белгородской областей. Но если учитывать, что население этих регионов и само в основном переселенческое, потому что «Дикое Поле» начало осваиваться русскими с конца 16-го века, то разумно полагать, что роль Великороссии в формировании казачьего этнотипа стабильно велика.

В политико-экономическом смысле казаки никогда не создавали единой исторически сложившейся общности людей, объединённых общим языком, происхождением, культурой, историей и экономикой. Языком казаков был российский, культура являлась частью российской культуры, исторически казаки на Дону и Кубани являлись неотъемлемой частью Русской империи. Экономически казачье войско владело известной самостоятельностью, но никогда не было автономно от общероссийской экономики.

Неверно считать декларативные воззвания исторических деятелей прошедшего к казакам, как к народу. Народом в XVII–XVIII веках могли в чисто риторическом ключе обозначать население, обычной (угнетённый, служивый) люд, войсковых товарищей, а совсем не этнос в серьезном значении термина. Сейчас возникла традиция называть народами донецких и луганских. Но не в смысле как этносы и не как сформировавшиеся цивилизации.

Таковым образом, приходим к выводу, что казачество исторически сложилось как соц явление, как сословие, причём, стратифицированное на классы снутри себя. Оно не являлось и не является единым монолитом, каковым не является ни одно общество, разделённое беспристрастными экономическими интересами.

Какова же тогда цель возрождения Казакии? Песни петь и на лошадях гонять? Так сегодня этого никто не возбраняет. Системы государственно-общественного партнерства с русским казачеством планируют прирастить численность казачьих обществ до 206 тыщ человек в 2025 году. На развитие и поддержку казачества федеральный центр и регионы выделяют в совокупы млрд рублей. Может быть, тех, которых не хватает на исцеление нездоровых малышей, грядущего Рф.

Рискну представить, что возрождение Казакии — это мечта неких удельных князьков, схожая той, что вынашивали некогда творцы украинской самостийности. По другому не появилось бы и дискуссий о «исторической перспективе», согласно которой кто-то не сумеет «в полной мере считаться всеполноценным в казачьей среде». Украинские патриоты, получив эту перспективу из рук истории и столичных погромщиков СССР, за 29 лет собственного пира подошли к тому, что открыто начали заявлять: российские для их — не люди.

Тем наиболее, что и «заграница», обыкновенно, никогда не спит. И в случае геополитических катастроф, в которые, может быть, скоро попадёт Наша родина, постоянно поможет. В США, начиная с 1959 года, любая 3-я неделька июля посвящается порабощенным Москвой народам. Краснокожих нет, зато посреди захваченных государств числится Казакия.

Вот конкретно потому, для сохранения российского и остальных братских народов, нашей русской цивилизации, для её жизнеспособности и развития, Программка Сулакшина в своём проекте новейшей Конституции Рф предугадывает норму, по которой «Наша родина обеспечивает целостность и неприкосновенность собственной местности всеми методами, не противоречащими общепризнанным Россией интернациональным нормам, в том числе методом внедрения военной силы». Хоть какое действие, которое может привести к сокращению местности либо отказу от собственных легитимных и обоснованных территориальных претензий, подлежат ратификации только в форме принятия решения на референдуме Рф. В юридически и фактически равновесном документе выделены такие новеллы, как связанность и освоенность местности, региональное развитие, территориальное развитие, территориальная справедливость.

Правительство не наделяет правами собственных людей, а обеспечивает и гарантирует любому человеку вне зависимости от места его проживания равные права по ублажению собственных потребностей и равные способности для воплощения собственных прав и свобод. В том числе собственного этнического и культурного развития.

Тонкие вопросцы сепаратизма будут сняты статьей 134, «Территориальный состав Рф», предусматривающей субъектами Рф не области, республики и края, а надлежащие земли. При всем этом только с согласия субъектов Рф в согласовании с федеральным законом допускается изменение границ меж ними, но не допускается выход субъекта из состава Рф. Также принятие в состав Рф новейшего субъекта (к примеру, Абхазии, ДНР, ЛНР), согласно конституционному проекту, осуществляется методом добровольческого присоединения к Рф зарубежного страны либо его части на основании интернационального контракта.

Что касается геополитического соседства с уже отколовшимися от страны самостийниками, то тут подход таковой: «Наша родина уважает муниципальный суверенитет и интересы общепризнанных Россией в установленном порядке стран», «…исходит из принципа добрососедства в отношениях с государствами, имеющими с ней общую сухопутную и (либо) морскую границу», но лишь в том случае, если это не противоречит интересам Рф» либо не создаёт опасность для ее сохранности и территориальной целостности. В проекте Конституции Центра Сулакшина чётко обозначено, что наша страна будет очерчивать зоны интересов Рф в мире, и созодать это будет открыто, не взирая на «мировоззрение западных партнёров».

Думается, что о таковой Рф грезит любой патриот страны, любой российский человек. Грезит и любой казак, который не захворал туманными и трагическими «историческими перспективами».

Создатель Владимир Викторович Волк — публицист, Альянс народной журналистики, команда поддержки Программки Сулакшина.

Добавить комментарий