Полигон жестких бытовых отходов во Владимирской области©Сафрон Голиков/ ТАСС

Мусорные полигоны создают гнетущее воспоминание. Когда я в первый раз много годов назад попал на один из таковых объектов, то длительно не мог осознать, с чем все-таки он у меня ассоциируется. Сумрачный необычный зиккурат либо надгробие гиганта, сложенное из килотонн отбросов, – нет, не то. Своры птиц, урчащие бульдозеры, странноватые люди, которые не спеша бродят посреди вони, возятся, отыскивают. Это было что-то сразу и живое, и мертвое. А позже в один момент озарило – передо мной огромный монстр, Ктулху, который лежит и разлагается живьем! Падальщики уже делают свое дело, но он все шевелится, иногда издавая странноватые звуки, а основное, продолжает расти. Сейчас бюрократы молвят, что расти мусорному монстру больше некуда – ресурсы официальных полигонов практически исчерпаны, а земли под создание новейших нет. Но мусорные могильники все равно будут появляться, ведь других методов утилизации отходов мы толком еще не освоили.

Всё в кучу

В прошедшем году все совместно мы – люди и компании – сгенерировали 65 млн тонн жестких коммунальных отходов (ТКО), из которых только 7% направились на переработку, а другие 93% были захоронены на мусорных полигонах и свалках.

По данным Росприроднадзора, на момент формирования нацпроекта «Экология» на местности субъектов насчитывалось 8323 свалки, в том числе 916 свалок в границах городских округов. При всем этом федеральный проект «Незапятнанная страна» подразумевает ликвидацию и рекультивацию всего только 191 городской свалки, а наиболее семисот продолжат «веселить» обитателей. И все это лишь разрешенные свалки, а ведь еще есть несанкционированные, и их еще больше.

По данным Счетной палаты (СП), за прошедший год власти субъектов РФ выявили больше 27 тыщ нелегальных залежей мусора общей площадью около 13 тыс. га. Из их удалось устранить чуток больше 18 тыс. единиц (площадью 1613,3 га). А Росприроднадзор за то же самое время нашел еще практически 4,7 тыс. несанкционированных свалок площадью 753,8 га. Было ликвидировано чуток больше 2,7 тыс. объектов общей площадью 266,78 га.

С учетом данной для нас унылой статистики ряд профессионалов делают вывод, что мусорная реформа в нашей стране не удалась. «Пока проект с задачей не совладевает, а его характеристики требуют пересмотра», – говорится в докладе СП. «На данный момент мы, быстрее, можем гласить о том, что реформа провалена, и тому есть несколько подтверждений, – соглашается эксперт проекта «Ноль отходов» Greenpeace Рф Дмитрий Нестеров. – Задачка реформы была перенаправить потоки мусора со свалок на переработку. По факту мы лицезреем, что масштабного внедрения раздельного сбора не вышло, большая часть отходов как и раньше захоранивается на полигонах. Власти надеялись на создание системы сортировки ТКО, но она не показала эффективности». Причина, по словам профессионала, в том, что у нас нет федеральной программки раздельного сбора мусора. Не запущена федеральная программка по сбору небезопасных отходов: лаков, красок, растворителей, батареек и т. д. Много что не изготовлено.

Есть, правда, Федеральная схема воззвания с отходами, предложенная публично-правовой компанией «Русский экологический оператор» (ППК РЭО, занимается формированием системы воззвания с ТКО). Но, как замечала вице-премьер Виктория Абрамченко, в схеме не были указаны мощности по переработке. А на самом деле, она представляла собой компиляцию уже имеющихся региональных схем.

Сейчас в Рф сортируется до трети отходов, но работающая система сортировки пока не обосновала собственной эффективности

shutterstock/ Fotodom

Выбраковка упаковки

Понятно, что структуры, ответственные за борьбу с отходами, оценивают ситуацию чуть по другому. Как поведал «Профилю» гендиректор РЭО Илья Гудков, на нынешний денек в целом по Рф вправду не хватает мощностей для 20% имеющихся размеров ТКО. Основная неувязка состоит в том, что этот недостаток распределен по регионам неравномерно: кое-где перерабатывающих мощностей и площадей полигонов довольно, а кое-где  нет. В 20 регионах страны недостаток мощностей превосходит 50%!

Мусорную реформу собеседник «Профиля» считает одной из самых удачных реформ крайнего времени. «Во-1-х, удалось приостановить образование несанкционированных свалок, – объясняет Гудков. – В любом субъекте региональные операторы отвечают за всю цепочку вывоза отходов с контейнерных площадок до объектов утилизации. Огромное количество свалок рекультивировано». Во-2-х, отмечает гендиректор РЭО, за время проведения реформы возникло огромное количество мощностей по переработке. Интенсивно развивается раздельный сбор ТКО, уже на данный момент сортируется приблизительно третья часть отходов.

Правда, сама по для себя сортировка без развитой инфраструктуры переработки отходов преобразуется в профанацию. Ведь мы все не раз следили, как мусор из контейнеров для раздельного сбора в итоге сваливают в одну мусоросборочную машинку. Зато когда метод переработки отлажен, даже особые контейнеры не необходимы.

«У нас в стране нет валяющихся дюралевых банок, – гласит член Публичного совета в области воззвания с отходами Наталья Беляева. – Понимаете, почему? Поэтому что все бомжи знают, куда их можно сдать и получить средства. У нас на контейнерных площадках нет валяющихся картонных коробок, поэтому что любой вечер люди в оранжевых жилетах бережно привязывают их к собственному велику и отвозят в пункты приема. Поэтому что сейчас это перерабатываемый материал».

Но значимая часть отходов, в главном пластмассовых, не перерабатывается. К примеру, изделия из полистирола. Потому использованный ланчбокс (их делают из этого материала) обречен упокоиться на полигоне. Дмитрий Нестеров гласит, что простым методом решения трудности стали бы стандартизация материалов и отказ от неких разовых продуктов из пластика. Пластмассовые палочки для напитков, палочки для леденцов типа «Чупа-Чупс», часть разовой посуды,  разовые фасовочные пакеты и т. д. Еще комбинированная упаковка, которую делают из нескольких материалов.

«Она не перерабатывается нигде в мире и идет на мусоросжигание либо на полигоны, – разъясняет эксперт. – Часть данной для нас упаковки можно было бы поэтапно вывести из оборота, чтоб компании перестроились и употребляли материалы, которые можно или переработать, или употреблять повторно». Побудить предпринимателей к этому можно было бы способом как налогового пряника, так и бича из тех же налогов и штрафов. Тогда на полигон будет отчаливать только то, что нереально переработать.

Для этого нужна сформированная на муниципальном уровне иерархия воззвания с отходами. С многоуровневой системой сортировки, логистики, переработки либо вторичного использования отходов. С регламентами допустимых материалов, системой поощрений и санкций как для населения, так и для бизнеса. Недозволено сказать, что это дело запредельно сложное, – по утверждению Натальи Беляевой, в странах Европы современные системы воззвания с мусором выстраивались в течение приблизительно 5 лет. У нас ничего из перечисленного пока нет.

Свалка и полигон

В сознании мещанина мусорная свалка и полигон – вещи тождественные. По сути совсем различные. Свалка – не принципиально, законная либо нет, – это просто куча мусора, который навалили там, где вышло. Все лежит на земле, нет никакой защиты земли, воздуха от гниющих отходов.

Полигон представляет собой приготовленное сооружение для изоляции и обезвреживания отходов. Особая площадка оборудуется на пустыре либо в выработанном карьере. Его дно и стенки покрываются полимерными мембранами, чтоб ядовитый фильтрат не попадал в почву. Время от времени полимерные перегородки усиливаются минеральными гидроизолятами вроде глины либо бетона. В отдельных вариантах предусматривается система отвода водянистых и газообразных товаров разложения мусора, к примеру, откачка фильтрата через наклонные скважины. 1-ый полигон, оборудованный особыми инженерными сооружениями, возник в 1937 году в Калифорнии.

В РФ в истинное время действуют 2832 объекта размещения ТКО, из их 1153 полигона, внесенных в Муниципальный реестр объектов размещения отходов. Как признают в ППК РЭО, в почти всех регионах места размещения отходов не отвечают требованиям природоохранного законодательства.

Непобедимые полигоны

Как нету на нынешний денек и кандидатуры строительству новейших мусорных полигонов – так, по последней мере, убеждают в РЭО. Новейшие полигоны нужно создавать хотя бы поэтому, что часть сейчас работающих не обеспечивает подабающей защиты земли, воздуха и подземных вод от загрязнения. А какие-то нужно перенести, потому что они находятся поблизости аэропортов, и обитающие на мусорных кучах птицы попадают в движки воздушных судов.

В итоге всех этих перестроек полное количество полигонов, по словам Ильи Гудкова, к 2024 году обязано сократиться приблизительно вдвое. «Это будут современные объекты, – убеждает он. – На удаленных территориях (Последний Север, Далекий Восток) заместо полигонов будут создаваться инсинераторы – объекты по уничтожению отходов методом теплового обезвреживания».

Отлично, а что созодать с уже скопленными горами мусора? Как ни крути, а срок деяния полигона ограничен. Мы свозим туда отходы несколько десятилетий, потом мощности объекта исчерпываются, и его необходимо консервировать. В итоге получаем еще одну зону отчуждения. В наилучшем случае гниющий мусорный монстр присыпается сверху землей, чтоб трава росла.

Да, по плану властей, в перспективе эта земля будет рекультивирована, другими словами восстановлена и вновь годна для людской жизнедеятельности. Но, как признает Гудков, сейчас рекультивация – это большая неувязка. Если ее не провести, появляются суровые опасности для окружающей среды, а проводить недешево. Стоимость нужных мероприятий сравнима со строительством новейшей инфраструктуры утилизации. Необходимо провести дегазацию объекта, ведь гниющая органика выделяет так именуемый свалочный газ (в главном состоит из метана). Считается, что органические материалы составляют до 75% городских отходов, потому и вонючего газа выделяется весьма много. Чтоб собрать его, через горы мусора прокладывается сеть труб, по которым метан выводится наружу и сжигается. Вообщем, в США и странах Европы все почаще пробуют его собирать и употреблять для отопления, производства электро энергии и т. д.

Установка по переработке свалочного газа в электроэнергию на полигоне «Кучино» в Балашихе

Александр Щербак/ ТАСС

Еще нужно отвести фильтрат – водянистую фракцию, образующуюся из отходов. Обычно это густая черная жидкость, представляющая собой аква раствор полуразложившихся органических и минеральных веществ – белки, жиры, углеводы, карбоновые кислоты, кетоны, алифатические, ароматичные углеводороды. Эта жижа относится к первой группы угрозы и способна убивать почву и отравлять грунтовые воды. Оставшийся мусор трамбуется, запирается особым изолирующим материалом, поверх которого уже наносится злачная почва.

Метан из мусора

Свалочный газ появляется в итоге бескислородного разложения органических отходов. На 50–75% состоит из метана с примесями азота, сероводорода и органических веществ. Всего может включать выше 150 соединений.

Работы по исследованию и применению свалочного газа начались в США посреди прошедшего века и активировались в процессе нефтяного кризиса 1970-х годов. В конце 80-х южноамериканское правительство предоставило особые налоговые льготы компаниям, производящим метан на мусорных полигонах. Выделение газа из скоплений мусора длится до 70 лет.

Парк заместо помойки

Совершенно, в мировой практике есть огромное количество примеров удачного восстановления территорий, которые когда-то были завалены многометровым слоем отходов. Закрытые мусорные свалки и полигоны превращают в парки, зоны отдыха, спортивные объекты. Их 10-ки, если не сотки.

Полигон близ местечка Гульберген (Gulbergen) в Нидерландах когда-то называли «мусорной равниной». Но опосля того как Евросоюз брал курс на избавление от свалок, объект закрыли, часть отходов переработали, остальное заровняли бульдозерами, закрыли мультислойным экраном, через который пропустили гибкие трубы для извлечения метана. Газ пустили на отопление, а на поверхности свалки устроили зону отдыха и огромное поле для гольфа. Иной пример – парк имени Ариэля Шарона в Израиле, сделанный на месте 60-метровой горы мусорного полигона в деревне Хирия. Сюда около полвека свозили отходы со всей страны, но в конце 90-х решили, что всё, хватит, – рядом находился аэропорт, и заполонившие полигон птицы врезались в самолеты. У подножия свалки выстроили завод по переработке жестких бытовых отходов (ТБО) в горючее. Саму мусорную кучу накрыли семиметровым слоем из биопластика, гравия и злачной земли, высадили сотки деревьев, разбили пруд с фонтаном, проложили пешеходные и велодорожки.

Есть суперграндиозный проект – это парк Freshkills на полуострове Стейтен-Айленд в Нью-Йорке. Тут была чуть ли не наибольшая свалка в мире, которая, как и израильская Хирия, работала в течение 50 лет. А когда выяснилось, что вывозить отходы сюда больше недозволено, городские власти тоже решили перевоплотить ее в большой парк. Со спортивными и детскими площадками, прогулочными дорожками, маршрутами для верховой езды. Сейчас на месте мусорных залежей обитают наиболее 2-ух сотен видов животных и птиц, а на сто процентов работы по рекультивации планируется окончить в 2030-х годах.

О красивых садах на месте свалок грезят и русские власти. К примеру, наикрупнейший в Европе полигон ТБО «Саларьево» в Новомосковском административном окружении правительство городка обещало перевоплотить в парковую зону, ну и еще с горнолыжными спусками. Тут на площади  59 га покоятся 15 млн тонн отходов, горы мусора добиваются 70–80 метров. Проект рекультивации был разработан в 2007-м Институтом экологии городка.

В 2009-м залежи ТБО накрыли особым водоизоляционным покрытием и засыпали грунтом, пробурили скважины для отвода газов и коллекторы для фильтрата. И пока всё. В следующие годы около несостоявшегося парка создавались стихийные свалки, отмечались прорывы водянистых фракций. Три года вспять городские власти объявили о намерении провести повторную рекультивацию полигона, а позже уже строить парк.

В общем, планов достаточно много, а удачные проекты пока единичны. Есть поле для гольфа на месте свалки в пойме реки Сетунь, что еще? А ведь любой провал в этом деле подрывает доверие населения к мусорным инициативам властей. В итоге, как увидел Дмитрий Нестеров, даже многообещающие и полезные проекты страны иногда встречаются в штыки и вызывают недовольство, прямо до протестов.

Добавить комментарий