В канун прошедшего Новейшего года америкосы, живущие на границе меж штатами Небраска и Колорадо, были значительно взбудоражены непонятными событиями. 10-ки свидетелей ведали, как на рассвете, откуда ни возьмись, возникают неопознанные дроны, которые, покружив пару часов над полями и дорогами, уносятся за горизонт.

Сначала задумывались, что ведется топографическая съемка либо что-то в этом роде. Но Гугл, Amazon, Uber и остальные открестились от таинственных беспилотников. А те продолжали появляться опять и опять, расширяя зону полетов. Работали группами, время от времени целыми «сворами» до 30 аппаратов – достаточно огромных, с размахом крыла под два метра. Сначала января новость завлекла внимание государственных СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы).

Правоохранительные органы в недоумении. Военные молвят, что они ни при чем. Правда, веруют им не все, благо дело происходит в 2-ух шагах от ракетного полигона стратегической авиабазы Уоррен. Ну и гора Шайенн, в недрах которой укрыт командный пункт воздушно-космической обороны Северной Америки, всего в паре сотен миль.

Расследование «наизловещих колорадских дронов» поручили Федеральному управлению авиации, отвечающему за компанию и сохранность воздушного движения. Сенатор от Колорадо брал дело под личный контроль. Подключили и ФБР (Федеральное бюро расследований — американское ведомство при министерстве юстиции США, подчиняется Генеральному прокурору). Но фактически бесполезно. Посреди января загадочные полеты закончились, а коронавирус и последовавшие действия задвинули сюжет на задний план. Но неувязка никуда не делась: беспилотные летательные аппараты – одна из технологий, быстро меняющих обычный стиль жизни, а технические способности существенно опережают не только лишь неуклюжее юридическое регулирование, да и нашу персональную и социальную способность к адаптации.

Тыщи людей говорят, что дроны нарушают неприкосновенность их личной жизни. И жалобы эти не постоянно необоснованны. Периодически высокотехнологичное подглядывание преобразуется в реальную эпидемию. И здесь оказывается, что большая часть янки весьма вызывающе трактуют один из главных принципов англосаксонского права, сформулированный еще сначала XVII века: «Мой дом – моя крепость». Правовая норма, популярная как «Доктрина крепости», дает, к примеру, право убивать того, кто вторгся в ваше жилье. И для вас не надо добавочно что-то разъяснять и обосновывать. Но если вас застукали без штанов на своем заднем дворе – это уже ваша неувязка. Закон здесь ни при чем, что издавна и отлично понятно всем фотографы.

Иная неувязка касается нарушения физических границ. Может ли дрон без разрешения летать над личной собственностью? Почти всех раздражают беспилотники, которые, осуществляя доставку, пролетают через их участки прямо над головами хозяев. Кажется, обязана работать аналогия: обыденный курьер ведь не будет топать через ваш огород, чтоб срезать путь до ворота клиента. Тут неявно срабатывает «Доктрина Небес», установленная еще в XIII веке итальянским юристом Франциском Аккурзием, создателем сборника юридических истолкований, служившего справочником для всей средневековой Европы. В XVIII веке британский юрист Уильям Блэкстон отдал такую формулировку: «Если кто обладает землей, тот обладает всем, что есть над ней до самых Небес, и под ней, прямо до преисподней».

«Доктрина Небес» длительное время работала на обоснование суверенных прав. Но стоило братьям Монгольфье запустить в 1783 году 1-ый в мире аэростат, сделалось понятно, что деньки ее сочтены. В США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) «Закон о коммерческом воздухоплавании», установивший муниципальный суверенитет над воздушным местом, был принят в 1926 году. Хотя сама «Доктрина Небес» выдержала еще 20 лет. В 1946-м некоторый Томас Ли Косби из Северной Каролины подал иск против страны. Он утверждал, что его права собственника были нарушены самолетами с близкорасположенной базы ВВС (Военно-воздушные силы (флот) (ВВС, ВВФ) — вид Вооруженных сил государства, в функции которого входит борьба с противником, находящимся в космосе, воздушном пространстве, на земле, на поверхности моря и под водой, а также транспортировка десанта, доставка имущества и вооружения, воздушная разведка, разведка погоды при помощи летательных аппаратов), которые, пролетая над его птицефермой, значительно снизили яйценоскость кур и даже привели к смерти полутора сотен несушек. Верховный трибунал в иске отказал, но, тем не наименее, присудил сутяжнику компенсацию за вещественный вред. Таковым образом, права землевладельцев оказались ограничены сверху. Хотя закон предполагает права на некое разумное место над землей, по другому не то что дерево не высадить, дом не выстроить, – передвигаться по собственной земле можно было бы лишь ползком. В остальном воздушное место – та же федеральная дорога, движение по которой регулирует Федеральное управление авиации.

Управление описывает требования к летательным аппаратам, порядок их регистрации, сертификацию пилотов и правила полетов. Юридически БПЛА (беспилотный летательный аппарат) – это воздушное судно. Со всеми вытекающими последствиями. Тем не наименее в Америке люд живо интересуется, можно ли сбивать дроны и как это созодать. Понятно, что палкой либо камнем выходит не весьма.

1-ое, что приходит в голову, – огнестрельное орудие. Дроны могут передвигаться с высочайшей скоростью и совершать сложные маневры, но обыденные коммерческие аппараты, парящие по своим хозяйственным делам, так не делают. Для опытнейшего стрелка с винтовкой таковой дрон не очень непростая цель. Еще надежнее – стрелять дробью. А русский «Алмаз-Антей» запатентовал необычную систему: дрон, на который устанавливается гладкоствольный самозарядный карабин «Кабан-12», разработанный на базе ручного пулемета Калашникова. В обычном варианте употребляется магазин на 10 дробовых патронов, но при желании можно установить и обыденный автомат Калашникова. Аппарат может находиться в воздухе до 40 минут, расстреливая дроны-нарушители.

Но наиболее эффективны радиоэлектронные средства борьбы. Тут необходимо различать глушение сигнала (джаминг) и его замену (спуфинг). При глушении дрон теряет канал управления и или приземляется, или ворачивается в начальную точку. Возврат – это обычное поведение для дронов, имеющих системы позиционирования (предлагается все коммерческие аппараты оборудовать неотключаемым GPS с функцией возврата). В конце концов, управляющий сигнал быть может потерян по самым различным причинам. Уместно, чтоб дрон ворачивался к владельцу, а не падал людям на голову при первом же нарушении. Не считая того, это дозволяет отследить пилота и далее уже разбираться с ним, к примеру, в правовом поле. Так работает система SkyFence, защищающая периметры британских тюрем, для которых дроны длительное время представляли значительную делему.

Глушить относительно просто, но есть и суровые минусы. Глушение весьма неизбирательно. В почти всех местах его просто небезопасно употреблять, потому что оно нарушает системы коммуникаций и работу аппаратуры. Хотя в неких вариантах это быть может плюсом – можно приземлить сходу целый рой аппаратов. Перехватывать управляющий сигнал труднее, но так можно вполне взять аппарат под собственный контроль, получить доступ к его данным и оборудованию и управлять им в собственных целях.

В большинстве государств продажа и внедрение радиоэлектронных средств борьбы для штатских целей запрещены. Тем не наименее австралийская компания DroneShield уже дает свои футуристично выглядящие «базуки» с радиусом глушения до 2 км не только лишь военным и спецслужбам, но также для охраны энергетической инфраструктуры, стадионов, судов, критичных объектов и спецмероприятий. И таковых компаний много.

В Рф есть свои разработки, почти во всем наиболее действенные. В 2017 году концерн «Калашников» представил электромагнитное ружье REX-1 с радиусом деяния до 5 км. При этом работает оно со всеми глобальными системами позиционирования. А мобильный функциональный комплекс противодействия «Сапсан-Бекас» обнаруживает дроны на расстоянии до 10 км, выслеживает их передвижение и по мере необходимости выводит из строя на расстоянии наиболее 6 км.

К электрическим средствам можно также отнести внедрение вредного программного обеспечения. Пока что компьютерная сохранность БПЛА, в особенности штатских, не весьма развита. Но потенциально это большенный рынок товаров и услуг.

Остальные методы борьбы с дронами достаточно экзотичные. И даже не постоянно сверхтехнологичные. Так, нидерландская правоохранительные органы пробовала употреблять орлов. Но в 2016-м программку пришлось свернуть, поэтому что птицы не постоянно делали то, что требовалось. Через несколько лет аналогичную программку прикрыли и в Швейцарии. Очередной метод – внедрение ловчей сети, в какой дроны просто запутываются. По-английски это время от времени именуется Drone Catcher (ловец дронов). Сеть можно сбрасывать с летательного аппарата. Можно употреблять остальные дроны, которые разворачивают сеть в воздухе. На данный момент больше сети отстреливают при помощи сжатого воздуха. Такие пневматические «пушки» могут стрелять на 100 метров и наиболее. Сеть добавочно может снабжаться парашютом, чтоб обеспечить мягенькую высадку. Это важно, поэтому что другой дрон очень увесистая штука – в различных странах по-разному, но в среднем коммерческий аппарат может весить до 30 килограмм. На данный момент также выпускают комбинированные «пушки», объединяющие дробовик, электромагнитный излучатель и пневматический выбрасыватель сети.

Есть также лазерные и высокоэнергетические установки. Их задачка – «жарить» электрическую начинку дрона. Простейшую модель можно сделать «на коленке», разобрав микроволновку, но созодать это категорически не рекомендуется. Пока технологии больше экспериментальные, достаточно массивные и со обилием побочных эффектов. Хотя может быть их применение в боевой обстановке. Так, ВВС (Военно-воздушные силы (флот) (ВВС, ВВФ) — вид Вооруженных сил государства, в функции которого входит борьба с противником, находящимся в космосе, воздушном пространстве, на земле, на поверхности моря и под водой, а также транспортировка десанта, доставка имущества и вооружения, воздушная разведка, разведка погоды при помощи летательных аппаратов) США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) прошлой в осеннюю пору анонсировали начало испытаний макета микроволнового излучателя компании Raytheon, который предполагается употреблять для борьбы с огромным роем малеханьких дронов. В боевой обстановке другой раз не жаль и ракету издержать. К примеру, когда дрон-камикадзе штурмует принципиальный объект. Для этого предназначена южноамериканская система SAVAGE. По сути это сокращение от Smart Anti-Vehicle Aerial Guided Engagement (умная управляемая система воздушного поражения передвигающихся объектов), которая отстреливает БПЛА в форме ракеты. Используя разные системы наведения, компьютерное зрение и искусственный ум, ракета на скорости около 560 км в час врезается в цель и разрушает ее за счет кинетической энергии. Наземная пусковая установка (есть также вариант воздушного базирования) вооружена 64 ракетами и обязана поступить на вооружение в этом году.

А в Южной Корее нашли, что у почти всех аппаратов гироскоп весьма чувствителен к звуковым волнам. Сигнала около 140 децибел (ненамного громче, чем авто сирена) быть может довольно, чтоб сбить дрон на расстоянии 30–40 метров.

Какие-то технологии, разумеется, перекочуют в штатскую сферу. Предполагается, что в дальнейшем будут урегулированы вопросцы идентификации БПЛА, что дозволит избирательно определять «легитимные» цели и существенно расширит рынок товаров и услуг по защите от нелегального проникания дронов. За идентификацию ратуют и производители коммерческих БПЛА. Китайская DJI не так давно заявила, что они уже разрабатывают систему, которая дозволит производить идентификацию дронов при помощи обыденного телефона. В эталоне таковая система дозволит хоть какому обеспокоенному гражданину проверить подозрительный летающий объект и, в случае что, сказать куда нужно. Заморочек здесь хватает. Есть чисто технические. К примеру, метка обязана накрепко считываться на довольно большенном расстоянии – не наименее 100–150 метров, что на порядок больше, чем у обыденного транспондера (DJI обещает идентификацию на расстоянии аж до километра). Отсутствуют эталоны, зато в наличии особая техника, которая совсем не должна всем докладывать о для себя, и чем она занимается. Не считая того, одно дело установить, что аппарат является незаконным, и совершенно другое – установить, что законный аппарат является нарушителем. К примеру, следует на недопустимой высоте. На техническом уровне потолок ограничивают, но он все равно больше, чем разрешено законодательно. Еще запутаннее вопросец запрещенных зон. Время от времени все довольно верно – к примеру, в Москве на данный момент запрещено употреблять БПЛА снутри МКАД без специального разрешения. Но далековато не постоянно и не всюду правила настолько однозначны.

Все эти вопросцы будут потихоньку решаться. Но кажется достаточно естественным, что начнет складываться не только лишь законный, да и незаконный рынок мини-ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника). И нас ожидают витки гонки вооружений: противодействие, противодействие противодействию и так дальше. Тем наиболее что «сероватых зон», где можно обкатывать надлежащие технологии, хватает.

Добавить комментарий