Фото: Pixabay

Будущее в политике можно предвещать довольно просто. Созодать это может быть без всякой магии и даже без ясновидения: совсем не надо «созидать грядущее» — довольно просто пристально слушать то, что молвят в реальном. И созодать из этого соответствующие выводы. Не так давно сеанс таковых вот «откровений» о будущем состоялся на Украине, где премьер-министр Денис Шмыгаль, на самом деле, анонсировал будущую пенсионную реформу в данном муниципальном образовании. А заодно и перспективы большинства населения данной местности. И, по сути, это нерядовое событие. Ведь, по факту, заявленное значит возможный отказ украинского страны от обязанностей обеспечить будущее своим гражданам в принципе.

Но что все-таки конкретно было сказано и что за сиим стоит?

Без пенсий

Выступая перед львовскими студентами сначала месяца, г-н Шмыгаль заявил, что уже через 15 лет Украина не сумеет гарантировать выплаты пенсий. На практике это значит, что люди младше 45 лет, невзирая на то, что они работают и отчисляют налоги, могут не получить пенсии в принципе. Равно как и люди наиболее старшего возраста. Схожее заявление главой украинского правительства мотивируется демографией, а конкретно — ростом количества пожилых людей, для содержания которых, по его словам, скоро придётся в два раза повысить надлежащие налоги (т. н. ЕСВ — с 22% до 44%). Но бизнес этого не хочет и не допустит, а означает и пенсий не будет. По его выражению это «обычная математика».

При всем этом глава профильного комитета Рады, г-жа Третьякова, высказывается ещё наиболее конструктивно: по её словам, те, кому на данный момент 30-35 лет уже не имеют пенсионного грядущего. В качестве обстоятельств именуется всё этот же рост количества пожилых людей и падение рождаемости. Но так ли это?

Неминуемая стагнация

С одной стороны, рождаемость вправду существенно свалилась и продолжает падать. Да и длительность жизни не растёт. Наиболее того, украинские мужчины живут, в среднем, на 10 лет меньше, чем в подавляющем большинстве европейских государств. Что все-таки до количества пожилых людей, то тут представители украинской власти и совсем откровенно слукавили — их количество не попросту не растёт, но даже сокращается. Почему? Ну, как сказать… Поэтому что. И настоящие данные всё такого же украинского пенсионного фонда о этом свидетельствуют: в 2014 году на Украине насчитывалось 13,5 млн пожилых людей, в 2017 — 11,9 млн. И списывать это на уход Крыма и Донбасса, мягко говоря, не выходит — тенденция просматривается и без этого. На 1 января 2020 года пожилых людей на Украине 11,3 млн, другими словами за три года — минус 600 тыщ человек. И далее их будет всё меньше и меньше.

Правда в том, что кроме демографии есть и остальные причины: к примеру, то, что на этот момент большая часть трудоспособного населения просто уехала из страны на заработки. И большая толика уехавших стремится там же и остаться. При всем этом с высочайшим уровнем трудовой передвижения смешивается маленький уровень зарплат, а означает низкие налоговые поступления. Но даже это не самое основное. Изменяется сама структура украинской экономики, а вкупе с ней структура занятости. Украина интенсивно движется к аграрно-сырьевой модели, а это значит, что высокооплачиваемые и высококвалифицированные рабочие места не будут создаваться в принципе (о этом открытым текстом молвят сами украинские специалисты).

В итоге стагнация пенсионного обеспечения становится неминуемой. Недостаток пенсионного фонда будет лишь нарастать (в этом году он уже составляет 202 миллиардов гривен и планируется его повышение ещё на 20 миллиардов), погашать его из госбюджета в конце концов станет нереально и выплата пенсий вправду будет парализована. Тут г-н Шмыгаль, на самом деле, только констатирует неминуемое. А заодно и расписывается в неспособности украинского режима как-либо данную ситуацию поменять.

Вообщем, некоторые пути выхода ими всё же предлагаются.

Выход в тупик

На этот момент в украинской Раде находится сходу несколько законопроектов, в общем и целом предусматривающих одно и то же: переход от солидарной пенсионной системы (которую ни украинское правительство, ни украинская экономика больше не тянут) к накопительной. По факту это значит, что сейчас любой гражданин данного муниципального образования на теоретическом уровне должен будет накопить для себя пенсию сам с помощью специально сознанных институций. У каких предполагается двухуровневая структура: некоторое «государственное пенсионное казначейство» (в которое граждане будут отчислять 1% от доходов, а работодатели — 2%) и личные пенсионные фонды «прошедшие специальную сертификацию».

На самом деле же уже на данный момент разумеется последующее. Во-1-х, никак не озвучено, каким образом данные скопления будут защищены от обесценивания (на сколько раз свалилась гривна за крайние годы, объяснять лишне). Во-2-х, даже при жизнеутверждающем сценарии, накопить для себя на хотя бы относительно достойную пенсию сумеют лишь те, кто прямо на данный момент не старше 30 лет. Другие же будут обязаны или откладывать много, критически понижая собственный уровень жизни, или получать копейки в качестве пенсии. Для тех же, кому на данный момент в районе 50, перспективы совершенно непонятны. По подсчётам украинских профессионалов, чтоб получать пенсию хотя бы в 1,5 тыщи гривен за месяц, необходимо получать заработную плату до 50 тыщ гривен и накапливать не наименее 20 лет, откладывая по нескольку тыщ за месяц. В-3-х, большая часть населения Украины получает заработной платы в конвертах, и такое положение дел по целому ряду обстоятельств не поменяется. В-четвёртых, доходность схожих пенсионных фондов для их функционирования в режиме, достаточном для выполнения поставленных перед ними задач, обязана быть не меньше 8%. На сегодняшнем фондовом рынке Украины схожее — ненаучная фантастика. И, в-5-х, нет никакой гарантии сохранности данных скоплений. Это разумеется. До этого всего, само пенсионное казначейство будет насквозь коррупционным органом (это разумеется уже на данный момент). Что все-таки касается «сертифицированных» личных пенсионных фондов, то истории с их банкротством, выводом капиталов и оставлением вложившихся в их трудяг в беспросветной бедности временами шумят даже на Западе. То, что нечто схожее произойдёт на Украине — даже не возможность. Это предопределённость. И все это соображают.

Результат

Исходя из всего этого, совершенно перестаёт быть понятно, для чего гражданину данного муниципального образования созодать пенсионные отчисления либо даже платить налоги. С одной стороны, ему открытым текстом молвят: пенсий не будет. С иной, разумеется — путей исправления данной ситуации в сегодняшней действительности просто не просматривается. И как ни грустно для Украины, но вывод тут быть может лишь один: трудоспособному популяции нужно просто бежать туда, чтоб успеть натурализоваться там, где у их есть хоть некое будущее. И успеть отработать пенсию, пока они ещё могут это создать по возрасту и здоровью. То, что произнес г-н Шмыгаль, для их значит лишь одно: они остаются без грядущего. И очень маловероятно, что будут найдены какие-то другие варианты.

Вообщем, навряд ли это повод для злорадства. Мне в окончание вот что вспоминается: когда в 2017 году на Украине был поднят вопросец о увеличении пенсионного возраста — злорадства было много. А через год… Тут я, пожалуй, промолчу. Итак вот я задаюсь вопросцем: а сами мы через некое время не услышим чего-то подобного? Лишь уже не от г-на Шмыгаля.

Добавить комментарий