Рабочие на митинге, посвященном пуску Каширской электростанции. ©РИА Анонсы

«Коммунизм есть Русская власть плюс электрификация всей страны» – почти все еще помнят эту крылатую фразу Ленина. В русское время конкретно с нее начинали все рассказы о первых шагах развития электроэнергетики СССР. Но и до этого, и в наши деньки весьма изредка вспоминали и вспоминают, что 1-ые шаги вправду массовой электрификации нашей страны не обошлись без специального банка.

Таковой банк появился за три недельки до сотворения СССР – 7 декабря 1922 года русское правительство утвердило утомившись Всероссийского акционерного общества финансирования местной электрификации «Электрокредит». Организация для кредитования электрификации стала третьим банком, появившимся в русской стране опосля восстановления кредитной системы по окончании Штатской войны. Чуток позже, в 1924-м, общество «Электрокредит» официально переименуют в Акционерный банк по электрификации, либо Электробанк. Его первым управляющим стал Александр Падэрин, прошлый боец гвардейского Преображенского полка и большевик с дореволюционным стажем.

Утомившись настолько необыкновенной кредитной организации говорил, что банк учреждается «в целях содействия развитию электрификации в границах Союза ССР методом сотворения центрального органа по ее кредитованию». И если в 1-ые годы нэпа, новейшей экономической политики, банки и кредитные союзы русской страны занимались в главном короткосрочным кредитованием гос торговли и личной коммерции, то Электробанк, напротив, выдавал длительные и часто льготные кредиты.

Фактически, в деле строительства новейших электростанций и электросетей по другому быть и не могло. Тем наиболее что электричество век вспять оставалось все очередной из новейших и сложнейших технологий, труднодоступной большинству населения, – почти все фермеры еще никогда в жизни не лицезрели электронный свет. Не напрасно в статье, посвященной созданию Электробанка, Павел Бажов (в дальнейшем пользующийся популярностью уральский сказитель, создатель известной «Малахитовой шкатулки», а тогда корреспондент «Фермерской газеты») писал: «Хоть и темна наша деревня, но кое-где уже начала кидать веру в сурового Илью, который громыхает собственной пламенной колесницей по небесным дорогам… Эту пламенную колесницу свели на землю и всячески изучили, исследовали. Оказалось, что она может не только лишь громыхать на ужас темным людям. Она может давать и свет в лампочке, и нагревать плиту, и крутить колеса машин. Нужно лишь уметь эту силу применять».

Статья Бажова, размещенная в августе 1924 года под заголовком «Электрострой и Электробанк», завершалась показательной фразой: «Некие районы предполагается электрифицировать при помощи льготного длительного кредита». Таковым кредитом и занимался Электробанк. В том августе, на момент публикации статьи Бажова, ссуды Электробанка получили в Каширском уезде Столичной губернии для электрификации местных деревень, во Владимирской губернии для закладки 2-ух электростанций и в Ржеве для окончания строительства городской теплоэлектростанции (ее запустят уже в ноябре 1924-го).

Как смотрелся обычный кредит от Электробанка, видно на примере строительства новейшей электростанции в Пскове. Стройка началась сходу опосля подписания контракта с банком в мае 1927 года, когда городские власти получили 275 тыс. руб. сроком на 10 лет. Погашение долгов начиналось лишь с конца 1930-го, сходу опосля пуска станции.

Все годы новейшей экономической политики Электробанк оставался акционерным обществом – 7 000 000 руб. его уставного капитала были разбиты на 70 тыс. акций. Посреди акционеров считались 10-ки муниципальных и кооперативных организаций – от Центрального союза потребительских обществ до Ленинградского текстильного треста.

Только в процессе сворачивания нэпа, при переходе к форсированной индустриализации акционерный Электробанк был объединен с рядом остальных кредитных организаций. Но, как лицезреем, даже именитая «лампочка Ильича» (так в советскую эру назвали 1-ые видимые плоды всеобщей электрификации) не обошлась без специального банка.

Добавить комментарий