Уже месяц с излишним всё либо практически всё внимание русских СМИ приковано к событиям в Белоруссии. Одним из детонаторов случившихся там событий сделалось неумение А.Г. Лукашенко решить самую важную политическую задачку – впору и с полезностью уйти.

Меж тем мы совершенно запамятовали о другом нашем союзнике из числа крайних – Казахстане (ну и то – союзнике ли?). Там Н.А. Назарбаев с задачей своевременного и действенного ухода как бы совладал. Но…

Сначала мая на лентах информагентств разорвалась маленькая бомба – с поста председателя сената парламента Казахстана уволена дочь Назарбаева, Дарига. Поточнее, новейший президент Касым-Жомарт Токаев подписал указ о прекращении деяния ее депутатских возможностей, а утрата председательского пост прямо вытекает отсюда.

На 1-ый мимолетный взор, чисто логически – удар по Назарбаеву. Но верен ли 1-ый взор?

Главных версий по поводу транзита власти, выразившегося в передаче президентских возможностей Токаеву и предназначении Дариги Назарбаевой главой сената, с самого начала было две.

Или интеллигентный Токаев, не относящийся к числу политических «тяжеловесов» и самостоятельных игроков высшей группы, избран на роль переходной технической фигуры, вослед за которым придет реальный преемник, точнее, преемница – Дарига.

Или, напротив, из Токаева будут растить настоящего самостоятельного президента, а Дарига обязана быть подпоркой на вариант, если не будет управляться, и заслонкой на вариант, если самостоятельность перейдет границы допустимого.

Для самого Назарбаева-старшего 2-ой вариант или некий из его подвариантов, видимо, вначале был предпочтителен. «Елбасы» очевидно настораживали амбиции дочери и ее плохо скрываемое желание созидать в энциклопедиях середины XXI века строчки «Нурсултан Назарбаев – казахстанский политический деятель, отец Дариги Назарбаевой».

Еще посреди нулевых дочь собственного отца основала партию «Асар», которая как бы гласила о всемерной поддержке главы страны, но при всем этом поначалу покусывала отдельных представителей власти, а потом начала критиковать и власть в целом. Тогда делему кое-как удалось решить семейно и полюбовно – «Асар» был поглощен главной президентской партией «Нур Отан», а Дарига вошла в ее управление.

В итоге за год Назарбаева-младшая подтвердила почти все опаски отца.

Она недвусмысленно отдала осознать, что не прочь наложить свою руку на «Фонд государственного благосостояния «Самрук-Қазына»», который возглавляет ее двоюродный брат, один из казахстанских «тяжеловесов» Ахметжан Есимов. Назарбаева-старшего, хотя он имеет к Есимову ряд вопросцев, с фондом связывает прямой личный энтузиазм, и революционные перемены там очевидно выходят за рамки компетенции Дариги.

Ну и в сфере общественной политики принципиальная дама временами переходила незримые запрещенные полосы. Крайним таковым переходом стал запрос в Конституционный совет (казахстанский Конституционный трибунал), есть ли у нее как председателя сената право оговаривать решения, принимаемые в критериях чрезвычайного положения (оно введено в связи с коронавирусом). Некие из их, по воззрению сената, могли выходить за рамки возможностей Токаева.

К тому же практически засочилась токсичностью семья Дариги в узеньком смысле слова.

То ее отпрыск Айсултан, страдающий тяжеленной наркозависимостью (точнее, страдавший – не так давно юноша погиб в Лондоне), написал на Фейсбуке, что «елбасы» ему…не дед, а отец. Потом брал слова вспять и извинился, но осадок вышел преизрядный. То другому отпрыску, Нурали, и самой Дариге английские власти предъявили претензии в связи с их собственностью в Лондоне – мол, куплена она на средства очень непонятного происхождения.

Все эти причины и привели к отставке Дариги, если не с жаркого одобрения отца, то как минимум при отсутствии очевидного сопротивления.

Очевидно, гласить о полном выпадении из элиты политика с таковым статусом не приходится – тут Казахстан не много чем различается от Рф. Уже вовсю молвят о вероятной перезагрузке карьеры Назарбаевой по полосы правящей партии, где ей, как и в нулевые, прочат пространство в руководстве.

К слову, одной из не самых неправдоподобных версий майской опалы Дариги является…обострения американо-китайского противоборства.

В многовекторной политике лавирования меж Россией, Китаем и Западом дочь собственного отца и симпатиями, и связями, и лично-имущественными интересами олицетворяла прозападный вектор. Как следует, ее отставку можно трактовать и как итог давления тех, кто олицетворяет вектор китайский. Косвенным доказательством данной для нас мысли может служить изготовленное Токаевым аккурат намедни снятия Назарбаевой заявление о том, что Казахстан «не опасается тесноватых объятий Китая».

Запад и непосредственно США в долгу не остаются. Так, относительно не так давно в стране возник новейший (но уже ранее там работавший) южноамериканский засол Уильям Мозер, опытнейший дипломат, считающийся хорошим спецом в сфере «мягенькой силы» и переформатирования публичных настроений.

Еще одна недавняя новость — Госдеп США собирается развивать в Казахстане «южноамериканские уголки». Так будут называться культурно-образовательные центры, где должны осуществляться «образовательные программки по предпринимательству, экономике, медиаграмотности, культурному наследству, инновациям, климатическим и иным вопросцам». На эти цели выделят достаточно суровые гранты.

Специалисты считают, что одним из основных направлений работы «уголков» будет обработка казахов, в особенности юных, в антироссийском духе и трансляция им легенд о вековечном «русском угнетательском империализме». Но, возможно, в связи с животрепещущей повесткой на 1-ый план выйдет обличение «векового китайского империализма». Воздействие же Рф с каждым годом, если не месяцем, падает и так.

Неприклонно падает и толика российского населения. На момент обретения Казахстаном независимости в 1991 году титульный этнос составлял только порядка 40% страны, против практически 45% у российских, украинцев и белорусов, 6% германцев и 2% татар.

Если добавить сюда к тому же на сто процентов русифицированных городских казахов, которых именуют «асфальтными» («правильные» казахи еще презрительно называют их «шала-казахами»), полностью можно гласить о очевидном тогдашнем преимуществе российского и русскокультурного населения над титульным.

Российская литература, искусство, пресса республики были одной из базовых основ жизни республики и весомым явлением на общесоюзном уровне. Довольно вспомянуть журнальчик «Простор», где публиковались стихи  полуопальных Ахматовой, Цветаевой и Мандельштама, неведомые произведения Платонова и Пастернака (на данный момент его тираж составляет тыщу экземпляров). Российские казахстанцы были стержнем казахстанской экономики и индустрии.

За практически 30 лет картина поменялась абсолютно.

Казахов сделалось 68,5%, подросло количество узбеков и уйгуров, зато российское население уменьшилось в два раза, германское – в 6 раз. Если отток германцев в главном разъясняется добровольческой репатриацией в благополучную Германию, то российских из страны, называя вещи своими именами, выдавливают из страны, а остающихся – уж буквально выдавливают из бизнеса, экономики и административно аппарата.

При дальнозорком Назарбаеве-старшем этот процесс протекал более-менее мягко, вообщем, с каждым годом интенсифицируясь, на данный момент же и совсем откровенно усилился. Он как и раньше идет с чуток наименьшей злостью и брутальностью, чем на Украине, но чуть ли не с большей целеустремленностью.

Социально-экономическое исчерпание русскости идет рука о руку с культурным.

Русскую письменность официально везде подменяют на латиницу, историю переписывают в антироссийском духе. А где на постсоветском пространстве мы увидим что-то другое?

Добавить комментарий